Вторник, 20. октября Leonīda, Leonīds

Лес заявляет свои права на гарнизон

Лес заявляет свои права на гарнизон
02.06.2008 18:10

Atslēgvārdi

Паплака

Большой и спокойный приходит лес и забирает себе бывший 1-й гарнизон в Паплаке, где в свое время обитали военные свободного Латвийского государства, а также офицеры и летчики советской армии. Теперь здесь на развалинах бывших военных объектов растет сныть и цветет земляника, где-то за дубами кукарекают петухи и блеют козы.

Здесь широкий спектр национальностей, также разное отношение к вещам. Но самое чудесное, а также смущающее – спокойствие, которое наступает, когда в первой половине рабочего дня корреспондент «Курземес вардс» прогуливается по бывшим дорожкам бывшего гарнизона, которые время превратило в тенистые тропы. Место, которое так долго было связано с милитаризмом и войной, теперь полно спокойствия. Хотя, конечно, за ним кроются также малые и большие вихри и бури, вызываемые не циклонами в небе, а людьми здесь, на земле.  

Лиепайчанам домик не продают

Новые люди здесь не появляются, те же, кто был, остались, когда армия ушла, рассказывает хозяйка хутора Вильни Анна. Некоторые семьи обзавелись детьми – кроме людей старшего возраста здесь живут также школьники. Некие лиепайчане интересовались покупкой домика здесь, но по тем или иным причинам никто им не продал.

Анна сама из Лиепаи, а корни ее в Латгалии. Вышла замуж за офицера. В Паплаке она живет 1952 года, когда семье здесь выделили квартиру. Работала на селе почтальоном, была работа также на кухне гарнизонной школы. В свое время служба мужа на 5 лет «забросила» ее и в Германию. «Ох, как здесь когда-то было красиво! – ее глаза искрятся. – А теперь все разорено, обломки кирпича валяются, эх!»

В Лиепае сейчас живет ее дочь с семьей. Анна теперь уже прабабушка. «Внучка Женя всегда говорила, что за латыша уж непременно замуж не выйдет, – говорит Анна, – но вон как – была Маргасова, теперь – Лапиня. Дочь время от времени завет мать обратно в Лиепаю, но она не торопится с принятием такого решения. Семьи дочери и внучки приезжают сюда регулярно. 

Собак больше, чем людей

«У нас здесь улица негров – ночью все темно, освещения никакого!» – в шутку говорит Юрис. Он вместе с Аусмой живет недалеко от бывшей гарнизонной школы в дубраве. Юрис здесь живет с 1954 года, Аусма – шестой год, сюда переехала из Гробини. «По личным причинам», – она с улыбкой говорит. Юрис не был военным. «Три года отдал армии, чего еще!» – восклицает он. Здесь в Паплаке занимался разными работами – на железной дороге, в колхозе, также в гарнизонной хлебопекарне. Теперь проводит жизнь в небольшом домике, лучшие дни которого давно уже позади. Для ремонта стены сарая хорошо пригодилось наглядное пособие по обучению советских воинов – плакат, где последовательно описано, как правильно обращаться с винтовкой. Здесь тихо и спокойно, отнюдь не хочется ни толчеи, ни городского дыма. «Когда мы в Лиепае, только о том и думаем, как попасть обратно домой», – добавила Аусма. Ягоды, грибы рядом, во дворе растут даже опята.

«Только эти дубы все угнетают, под ними ничего не хочет расти», – говорит Юрис. Самое сильное и энергетическое дерево Латвии других рядом с собой не терпит. На здоровье также жизнь под дубами влияет, причем здесь под землей крест-накрест проходят жилы. Даже телевизор чувствует их колебания. Юрис говорит, что ночью, когда все тихо, можно слышать, как внизу журчит вода. А Феликс сюда приехал из Литвы в 1981 году. Помогал строить контору колхоза, встретил здесь свою девушку, женился, родился сын. И так вместе со всей семьей здесь остался. Никакого большого хозяйства у него нет – только для самих! Есть огород, теплица. Куры. Да, здесь очень спокойно, соглашается Феликс. «Но раньше, когда здесь были военные, было лучше, были клуб, кафе, магазин, баня. А теперь ничего больше нет. Теперь здесь, в Паплаке, кошек и собак больше, чем людей! – с огорчением говорит он. – Молодежи здесь делать нечего».  

Вороны на дубах

Несколько собачонок путаются у говорящих под ногами, третья привязана на цепи, но ни одна не настроена на громкий лай. «Это наш трусишка, – Юрис указывает на привязанную собаку. – Еще недавно, когда были в лесу, перед нами выскочил заяц, а он сразу спрятался за мою спину!» Здесь вообще мирное сосуществование людей с обитателями леса? Да, мирное, косули иногда приходят во двор, особенно зимой, пытаются выкопать из-под снега яблоки. А чаще всего навещают лисицы, чему, правда, не рады владельцы кур.

С тех пор, как в Паплаке стала работать бойня, здесь много ворон, галок. Вороны на дубах галдят почти непрерывно. А непрошеных гостей здесь немного. В одно время приходили бывшие зеки из другого «городка», Анна указала рукой в сторону центра Паплаки. Чувствуется, что здешние не слишком высокого мнения об обитателях другого гарнизона и в наши дни. Поскольку здесь ведь когда-то жили офицеры и вертолетчики, учились летчики, а там – срочная служба, танкисты. От крупнорогатого скота люди здесь в основном отказались – куры и козы самые популярные домашние животные. Из посещенных хуторов  корреспондент «Курземес вардс» буренку заметила лишь в одном, который находился на самом краю гарнизона, рядом с лугом. 

Брали все, что не привязано

А заехав на территорию бывшего военного городка с той стороны, где раньше была автобусная остановка и в свое время жизнь била ключом, дочь Анны на одном мероприятии с другими даже танцевала ламбаду, взору открываются развалины. С этой стороны лес еще не успел спрятать их за свою зеленую пазуху. Еще лет шесть назад здесь возвышались многоэтажные дома из белого кирпича, теперь они разрушены. Сборщики кирпича забрали отсюда все, что им казалось полезным, а остальное оставили на попечение времени и мудрой природы. В Лиепае, наверное, построен не один дом из этого кирпича.

И сборщики металлолома активизировались – в еще сохранившихся гарнизонных строениях об этом свидетельствуют печи без решеток и дверок. Тем же путем ушли и другие изготовленные из металла предметы, которые можно было демонтировать, выкопать или оторвать.

«Вы бы выдели, что здесь творилось, когда армия только ушла – как после войны, со всех сторон сюда ехали, бежали и хватали все, что можно было унести!» –говорит Анна, указывая на груду развалин там, где раньше возвышались многоквартирные дома. Многие военные, уходя, оставили отремонтированные квартиры со всей мебелью. Некоторые квартиры были ограблены, пока жильцы еще не выселились – воспользовались моментом, пока никого не было дома и выносили мебель, рассказала Анна. В основном тогда офицеры и прапорщики со своими семьями уезжали в Россию. И Анну звали с собой. «Нет, я сказала, со своей родины я никуда не поеду», – строго ответила она.  

«Все это ваши воровали»

«Может быть, все-таки надо было уехать с ними», – задумчиво говорит другая встреченная на хуторе молодая симпатичная женщина, которую корреспондент «Курземес вардс» застал за ремонтом птичьего загона. Она из семьи военных, здесь выросла, вышла замуж за парня из Тукумса. У мужа теперь работа на бойне в Паплаке. Сама она из Черняховска, родные остались в Белоруссии, на Украине. С одной стороны, вроде бы есть куда поехать, с другой – у всех своя жизнь. Ее дом находится рядом с одним из разрушенных домов. «Когда они уходили, здесь все осталось как было. Все это ваши сделали, все ваши ломали, воровали», – она говорит, указывая на груды строительного мусора. А из старых строений паплакского гарнизона лучше всего сохранилась водонапорная башня, на дверях которой теперь красуется выразительная надпись «Посторонним вход воспрещен!». Двери школы закрыты на замок, окна с выбитыми стеклами местами заколочены досками. Поросшая мхом крыша бывшей кочегарки виднеется в конце извилистой тропинки, путь к ней ведет через большие зеленые ели, сквозь ветви которых пробиваются солнечные лучи. Военные здесь когда-то начали строить плавательный бассейн, но времена изменились,  и задумка осталась неосуществленной. В вырытую яму местные теперь сбрасывают пустые бутылки.

 У хутора Вильни растет стройный тополь. Много лет назад муж Анны, пригоняя коз с пастбища домой, чтобы их подгонять, сломал ветку растущего у железной дороги тополя. У дома воткнул ветку в землю и забыл. Лес здесь строго заявляет о своих правах.

Военные в Паплаке

Советский союз решил создать в Паплаке военную базу. Здесь, так же, как во многих других местах, для советских баз арендовали имущество уехавших за границу балтийских немцев – поместье барона Корфа. Здание было внушительным строением в стиле ампир со стилизованными настенными росписями в римских мотивах, на втором этаже был зал с колоннами. К сожалению, до наших дней ничего из этого не сохранилось, так как многие перестройки и ремонты советского времени все разрушили.  

Собирались напасть сами

Уже поздней осенью 1939 года в Паплаку вошли красноармейцы. От находящейся неподалеку железнодорожной станции доставлялось военное снаряжение и техника – здесь расположились части танковой бригады, был построен госпиталь. Одного жилья было мало. Понадобилась также земля. Причем много. «Друзья» в Лиепайском районе потребовали 230 гектаров и еще 7 гектаров для наблюдательных пунктов. В лесу Паплаки на площади 650 гектаров русские хотели оборудовать стрельбище. Когда латышская сторона просила уплатить за ценный лес 2,5 миллиона латов, русские это не захотели делать. Постепенно к военнослужащим присоединились и их семьи. Так появились первые мигранты, хотя пактом от 5 октября такие не были предусмотрены. После восстановления советской власти чужая армия уже распоряжалась там беспрепятственно. Постепенно вместо лесов и пашен появился целый военный городок. Весной 1941 года началось также строительство аэродрома. Хозяева местных хуторов долгие недели были мобилизованы на лихорадочное строительство аэродрома. Там, оторваны от летних сельских работ, в массовом порядке были созваны подводчики со всей большой округи. Правда, работы прервала война.

Но в самый канун войны в окрестностях Паплаки произошло нечто необычное. Уже 20 июня днем вся размещенная в паплакском гарнизоне танковая бригада покинула место своего расположения. Лязгая гусеницами, русские танки пересекли канаву, дороги и через поля и луга отправились в сторону Литвы и Германии. Очевидно, сами готовились напасть, не ожидая немецкого наступления. 

Здесь появился легион

Заняв военную базу в Паплаке, ею стали пользоваться вооруженные силы Германии. В тихом уголке был размещен строительный батальон украинцев в составе 500 человек. 15 февраля 1943 года был издан приказ о формировании латышской добровольной дивизии в составе латышского легиона. Местом формирования нескольких подразделений дивизии была избрана Паплака. Здесь были сформированы 32-й пехотный полк с полковником Арвидом Крипенсом и 15-й батальон полевого пополнения под руководством майора Шмита.

Но надежды были наивными. Не хватало техники, средств связи и многого другого. Даже часовщик «Рудис», как легионеры прозвали своего командующего генерала Рудольфа Бангерского за его привычку награждать часами, ничем многим помочь не мог. Таким образом, латышские ребята оправились на фронт. 

Парились и военные, и местные

После капитуляции Германии вся окрестность Паплаки была полна брошенной немецкой военной техники. Не медлили с прибытием также подразделения новой оккупационной армии – пехотинцы и танкисты, которых на время сменили ракетчики, пока здесь не разместились части военно-воздушных сил – школа авиатехников и вертолетный полк. Гарнизон разместили в двух военных городках. Один – за забором, с аэродром, казармами, другой – с домами для офицеров, клубом, школой и госпиталем. В бане воинской части парились и советские военные, и местные, которым это не запрещалось.

В советское время в каждой средней школе обязательным учебным предметом была начальная военная подготовка. В Паплаке проходили не только разные военные патриотические мероприятия в духе советской идеологии, но и так называемые пятидневные сборы – военные лагеря для старшеклассников. Каждое лето под присмотром военнослужащих срочной службы старшеклассники осваивали здесь военные знания, жили в казармах, питались в солдатской столовой, занимались спортом, учились стрелять, маршировать. Вместо рекомендуемой строевой песни «Не плач девчонка» они выбрали очень популярную песню из постановки «Швейк» и распевали ее в полный голос по-латышски. Инструктора военного обучения, в основном бывшие советские офицеры, латышского языка не понимали. Но, взирая на будущих воинов, даже руководитель лагеря капитан Шурупов довольно качал головой и хвалил. Главное – твердый шаг и громкая песня. 

ДЛЯ СПРАВКИ

* В октябре 1939 года Латвия и СССР подписали пакт о совместной помощи, так называемый договор о базах. Обе державы – Германия и СССР уже договорились о распределении сфер влияния. Латвии пришлось уступить.

* К пакту помощи были приложены секретные протоколы, предусматривающие оказание разного рода взаимопомощи, в том числе военной.

* СССР обязался помочь армии Латвии на выгодных условиях вооружением и другим военным снаряжением. Правда, это никогда не было выполнено. Латвия, чтобы поддержать безопасность Советского союза и укрепить свою независимость, согласилась разместить на своей территории военные базы.

* Договорам предусматривалось право СССР содержать на этих базах за свой счет воздушные и сухопутные войска численностью до 25 000 человек. В латвийской армии в июне 1940 года было 30 843 человека.

* Советские требования были основательными. Только в нашем крае чужой армии пришлось отдать государственный санаторий в Вайнеде с несколькими хозяйственными постройками и бывший аэродром немецких дирижаблей, Лиепайскую гавань, в Бунке – детскую летнюю колонию «Изриеде» и бывший барский дом, а также Бункское поместье в Лигути – сельскохозяйственную испытательную станцию, в Цираве – государственное училище лесного хозяйства и еще и еще.  

Дина Белта, Юрис Ракис,
«Курземес Вардс»


В этих домах когда-то жили те советские военные, которых служба не разбрасывала о всему миру, а позволяла поселиться на более или менее постоянное место жительство. Теперь здесь царят тишина и покой.


Феликс в бывшем Военном городке живет вместе со своей женой  и сыном. Большого хозяйства нет – только куры и собаки.


Анна, кажется, здесь знает все обо всех. Как «коренная» она здесь живет с 50-х годов прошлого века, и пережила разные времена.


После того, как полезные материалы собраны, развалины многоквартирных домов так и остались и теперь постепенно зарастают травой.


Теплым днем эта веселая тройка через бывший гарнизон провожает коллегу на работу в Паплаку.

Šobrīd aktuāli

Distances līgums

Seko mums

Autorizēties

Reģistrēties

Klikšķini šeit, lai izvēlētos attēlu vai arī velc attēla failus un novieto tos šeit.

Spied šeit, lai izvēlētos attēlu.

Attēlam jābūt JPG formātā, max 10MB.

Reģistrēties

Lai pabeigtu reģistrēšanos, doties uz savu e-pastu un apstiprini savu e-pasta adresi!

Aizmirsu paroli

PALĪDZĒT IR VIEGLI!

Atslēdz reklāmu bloķētāju

Portāls liepajniekiem.lv jums piedāvā svarīgāko informāciju bez maksas. Taču žurnālistu darbam nepieciešami līdzekļi, ko spēj nodrošināt reklāma. Priecāsimies, ja atslēgsi savu reklāmu bloķēšanas programmu.

Kā atslēgt reklāmu bloķētāju

Pārlūka labajā pusē blakus adreses laukam ir bloķētāja ikoniņa.

Tā var būt kāda no šīm:

Uzklikšķini uz tās un atkarībā no bloķētāja veida spied uz:
- "Don`t run on pages on this site"
vai
- "Enabled on this site"
vai
spied uz