Среда, 3. марта Tālavs, Tālis, Marts

Надежные и актуальные новости в это время очень важны!

Подпишись на сообщения и будь информирован о самых важных событиях в Лиепае!

Подписаться

Мы – за смертную казнь?

Мы – за смертную казнь?
03.02.2008 17:22

0

Atslēgvārdi

Или все-таки против?

Объявлен проект изменений в Уголовном законе, предусматривающих исключение из Уголовного закона такого вида наказания, как смертная казнь. Изменения разработала созданная в Министерстве юстиции рабочая группа, в которой участвовали представители Генеральной прокуратуры, Конституционного суда, Верховного суда, Рижского окружного суда, Латвийского университета, Латвийской полицейской академии и Латвийского совета присяжных адвокатов. Не надо быть великим провидцем, чтобы прогнозировать, что так и произойдет: смертной казни, как вида наказания, в Уголовном законе Латвии вскоре больше не будет. Что о смертной казни, о ее необходимости думают юристы, а что – неюристы? Что мы выиграем, что потеряем, если смертной казни не будет?

 

Три пожизненных заключения

В прошлом году судьи Курземского окружного суда в трех уголовных делах троих подсудимых приговорили к пожизненному заключению. Вполне возможно, этим лицам в качестве меры наказания была бы применена смертная казнь, если бы с сентября 1996 года в Латвии не был введен мораторий на смертную казнь – ни одному подсудимому смертный приговор не выносится и не приводится в исполнение. Что это были за три уголовных дела?

В Курземском окружном суде в декабре к пожизненному заключению приговорили Константина Здепского, который обвинялся в убийстве двух лиц в корыстных целях и с особой жестокостью. Преступление было совершено 26 ноября 2006 года в квартире на ул.Бривибас. Там были убиты две престарелые женщины. Как позже выяснилось, это были бабушка и прабабушка Здепского. На теле одной констатировали 22, второй – 33 ножевых удара, и у обеих было перерезано горло.

В октябре к пожизненному заключению приговорили Владимира Симанина, одного из обвиняемых, которых судили по так называемому делу о скрундском тройном убийстве – за убийство при особо отягчающих обстоятельствах трех человек и за незаконное хранение огнестрельного оружия. Оба подсудимых употребляли психотропные вещества,  ранее совершили несколько преступлений, что создает рецидив. Ночью 12 октября 2006 года планировалось совершить нападение, чтобы ограбить бистро. Около 3 часов ночи начался обстрел, чтобы завладеть намеченной добычей. В бистро от полученных ранений скончались три человека, один раненый выжил.

Происшествием, получившим широкий резонанс во всей Латвии, было изнасилование и убийство маленькой девочки в Тосмаре в апреле 2006 года. В прошлом году в феврале в Курземском окружном суде за это преступление к пожизненному заключению приговорили ранее пять (!) раз судимого 28-летнего Алдиса Звирбулиса. Этот человек посчитал, что назначенное наказание – слишком суровое, и обжаловал приговор. Верховный суд 28 ноября оставил приговор Курземского окружного суда – пожизненное заключение – без изменений. Весной прошлого года, в качестве причины для начала дискуссий о необходимости смертной казни упомянув также «тосмарское дело», депутат Сейма Линда Мурниеце побуждала политиков высказаться за отмену моратория на смертную казнь. По ее мнению, смертную казнь следует восстановить и применять к преступникам, совершившим тяжкие преступления: убийства, сексуальное насилие против несовершеннолетних. Да, восстановление смертной казни противоречит разным директивам Европы, но, по словам депутата: «Любой ребенок важнее всех этих документов. Пусть те, кто считает, что за сексуальное использование и убийство детей не полагается смертная казнь, посмотрят в глаза их родителей и скажут, что у убийцы тоже есть права». Похоже, ожидаемая дискуссия политиков тихо заглохла, по-настоящему не начавшись, ведь разве тогда появился бы проект об исключении смертной казни из Уголовного закона?

 

Не очень давние преступления. Лесик пока сидит в тюрьме

Немного осталось за решеткой находиться Владимиру Лесику, которому еще в 1998 году Верховный суд оставил в силе назначенную Курземским окружным судом смертную казнь. Но так как в 1996 году президент Гунтис Улманис объявил мораторий, расстрел заменили лишением свободы. В те годы, когда судили Лесика, в качестве вида наказания еще не существовало пожизненного заключения, и поэтому к убийце двух человек применили разрешенное в то время в законе максимальное лишение свободы – 15 лет тюрьмы. Напомним, что в апреле 1995 года трое вооруженных мужчин: Лесик, Протасов и Терентьев ворвались в круглосуточный магазин «Званиньш», где В.Лесик хладнокровно убил двух человек, третья жертва его нападения выжила. Жестокости, с которой убийцы расправились с невинными людьми, ужасались даже много повидавшие работники криминальной полиции и прокуратуры. В приговоре Курземского окружного суда было сказано, что ранее уже судимый В.Лесик неисправим и особо опасен для общества. И администрация Лиепайской тюрьмы характеризовала этого человека негативно, как неподчиняющегося дисциплине и планировавшего побег из тюрьмы. Как «Курземес вардс» узнала из беседы с начальником Латвийского управления мест заключения Висвалдисом Пукитисом, Владимир Лесик сейчас находится в Даугавпилсе, в Гривской тюрьме. Окончание срока наказания – 2010 год. 

В 90-х годах прошлого века в Лиепае и районе произошло не одно леденящее кровь убийство, что у многих вызвало уверенность, что убийцам полагается только смертная казнь. Так, осенью 1996 года в кафе «Дзелме» убили двух молодых женщин. На ул.О.Калпака в одной из квартир «поработали» Оскар Иесалниекс и его соучастник Артис Акерблумс. Позже этот процесс назвали делом лиепайских сатанистов. Мужчине, находившемуся в квартире, Иесалниекс перерезал горло и девять раз ударил ножом в грудь. Потом убийца ударил мертвеца бутылкой по голове и осквернил тело. Затем пришел черед женщины. Ей Иесалниекс тоже перерезал горло и раз 50 наносил удары и кромсал тело умершей. На суде Иесалниекс рассказал, что приказ убить ему отдал сатана.

Перечисление убийств можно было бы продолжать. В квартире на ул.Э.Вейденбаума в луже крови нашли старушку, 1907 г.рожд., которую убили 17-летние парни, чтобы похитить отложенные на похороны 600 латов. Столь же зверское убийство молодые люди совершили на ул.Бариню, где за непослушание ровесники убили 17-летнюю девушку, потом осквернив ее тело.

В 1997 году в новостройке на ул.О.Калпака 17-летний Сергей Поздняков убил 13-летнего Андрея, столкнув его с третьего этажа здания в подвал. Убедившись, что жертва еще жива, убийца стал бить потерпевшего кирпичом, а потом ударил его ножом в шею и сердце.

А бывший житель нашего края, обвиненный в убийстве 38 стариков и еще 8 попытках убийства, Каспар Петров, похоже, стал самым жестоким серийным убийцей всех времен в истории Латвии. Он своим невзрачным внешним видом не мог вызвать ни малейших подозрений в жестоких преступлениях, лежащих на его совести. Он родился и вырос в Гробине, первые преступления совершил в Лиепае и здесь же впервые сел на скамью подсудимых. К.Петрова в 2005 году за убийство 13 стариков приговорили к пожизненному заключению. Молодой мужчина продал историю своей жизни российскому телеканалу РТР. Доходы у него еще ожидаются от книги, которую о нем пишет адвокат А.Дребниекс.

Хватит о совершенных кошмарах. Что о применении смертной казни думают лиепайские юристы?

 

Лучше ли пожизненное заключение?

Заведующая Лиепайской территориальной структурной единицей Государственной пробационной службы Солвита Дике: «Так как я христианка, на мой взгляд, смертная казнь не должна применяться и приводиться в исполнение. Пожизненное заключение – тяжкое наказание и достаточно воспитующее. Да, это означает, что осужденного нужно содержать на  наши налоги, но человек все-таки не будет лишен жизни. Следует учитывать также возможную судебную ошибку, когда смертный приговор выносится и приводится в исполнение не тому человеку. Что тогда? Даже если осужденный пожизненно лет через 25 или 30 на основании ходатайства о помиловании будет выпущен на свободу, думаю, наказание он отбудет».

Заместитель начальника Лиепайской тюрьмы Райтис Жвагиньш: «Я тоже считаю, что смертную казнь из Уголовного закона следует исключить. Надо учитывать, что из-за сфабрикованных улик смертная казнь может быть применена к невиновному человеку. Если приведен в исполнение смертный приговор, последствия необратимые, неисправимые. Да, существует риск, что лица, которые осуждены за тяжкие преступления и спустя годы освобождаются, могут совершить новые преступления. Поэтому государство должно думать о специальной программе надзора за освобожденными из заключения».

Судья Майя Янсоне: «Я, как судья, должна выполнять закон, и, как и любой другой судья, могу назначить лишь такое наказание, которое предусмотрено в Уголовном законе.

Но у меня, как у человека, не как у судьи, юриста, двойственные чувства насчет применения или неприменения смертной казни. Думая об этом, вспоминаю дело «Званиньша». Тогда я была в зале суда и слышала последнее слово обвиняемого Лесика, и возникло пугающее чувство, что эту персону можно называть только человеком в биологическом понимании, а его душа черна как деготь. Было ощущение, что, если бы во время нападения вблизи него была еще какая-то группа людей, и они заодно были бы прикончены… Тогда возникает вопрос, о котором часто дискутируют: если Бог дал жизнь, то только Бог имеет право ее отнять… А кто дал такое право в сущности нелюдям? В латышском языке есть такое слово – нелюди. Если в сущности деградировавшим живым существам назначают пожизненное заключение, то будет ли достигнута цель любого наказания – наказать и исправить? Ведь, извините, нет уже в этом человеке ничего исправимого.

Все почтение тогдашнему составу суда и его председателю, судье Астриде Берзине, что судьи в то время, когда уже велись дискуссии о запрете смертной казни, все-таки осмелились принять решение о вынесении смертного приговора. Судье эмоционально нелегко приговорить к смертной казни или к тому же пожизненному заключению. Это тоже следует понимать.

А также мне приходится думать и о том, как чувствуют себя потерпевшие – родственники, родители убитых, замученных. За что им страдания и осознание, что на платимые ими налоги в соответствующей евростандартам тюремной камере дни своей жизни проводит убийца? Да, Гражданский закон предусматривает право потерпевшего требовать возмещения морального ущерба с осужденного. Да, суд огласит такой благоприятный для потерпевшего приговор, но разве существует возможность реально осуществить это взыскание? Что с заключенного можно требовать?

Зачастую те, кто выступает против применения смертной казни, в качестве своего сильнейшего аргумента приводят возможную судебную ошибку: когда за убийство все-таки осуждается невиновный человек. Я абсолютно уверена, что в рассмотрении особо тяжких преступлений судебная ошибка в Латвии возможна хорошо если в 0,01 процента случаев. Если вообще возможна. Иногда думаю: почему же во многих штатах Америки никто не собирается запрещать смертную казнь?»

Директор гостиницы «Hotel 21» Дайра Еце: «Я против смертной казни. Убитого уже не вернешь, а существует возможность лишить жизни неверно осужденного. Должно быть так – пожизненное заключение без права на освобождение. Пусть сидит как зверь в клетке. Думаю, что и общество следует считать совиновным в том, что какой-то человек вырос насильником, маньяком. Тогда пусть платит налоги и содержит его в тюрьме».

 

Сорняки надо выпалывать

Предприниматель Виктор Эглитис: «Я за то, чтобы в Латвии применялась и приводилась в исполнение смертная казнь. Мне очень примечательным кажется сравнение с огородом, в котором растут разные растения, в том числе и сорняки. Если сорняки начинают бесконтрольно распространяться, если начинают мешать остальным, их просто выпалывают, ликвидируют. То же самое можно сказать о преступниках, совершивших тяжкие преступления, убийства, признавших свою вину и еще гордящихся содеянным! Вспомните 21-летнего Александра Корякова, который в гулбенском детском саду зарезал ножом трех спавших девочек и их воспитательницу. Убийца все заранее спланировал, так как хотел стать знаменитым или похожим на судимого в то время в России маньяка Чикотило. Четыре человека погибли, и никакого раскаяния!

Знаю, что в Америке во многих штатах при исполнении смертной казни виновного близким убитых дается возможность смотреть происходящее. С мыслью, что таким образом потерпевшие могут получить моральное удовлетворение. Многие такой возможностью пользуются. Я не говорю, что так надо было бы делать в Латвии, но смысл в этом есть.

Осознают ли те, кто говорит, что пожизненное заключение еще страшнее смертной казни, что за хорошее поведение осужденного могут освободить от наказания или он просто может сбежать? Говоря о всяких маньяках, на мой взгляд, обезопасить общество может лишь то, что такие люди лежат в могиле, а не, выйдя из тюрьмы, разгуливают среди нас в поисках следующей жертвы. Разве хорошим примером неспособности наказать и перевоспитать преступника не служит осужденный в прошлом году, ранее пять раз судимый Звирбулис, который в Тосмаре, задушив, убил, обесчестил ребенка? Разве раскаянием в содеянном можно считать ухмылку в зале суда с формальным извинением за сотворенное?

И об этом «сильном» аргументе, который так часто приводят противники смертной казни: судебная ошибка, осужден и казнен невиновный. Извините, но методы расследования и доказательства постоянно развиваются, сейчас уже не средние века, когда достаточно было лишь указать на кого-то пальцем – виновен.

Если мы считаем себя демократическим государством, то следовало бы все-таки учитывать мнение народа, а не слепо следовать директивам Европы. В Америке, например, многие осознают, что губернатором будешь выбран в том случае, если пообещаешь народу сохранить смертную казнь, то есть выполнишь волю избирателей. Если нет, тебя вообще не изберут. И что же такого ужасного случится, если в Латвии, вопреки указаниям Европы, останется и в отдельных случаях будет исполняться смертная казнь? Что Европа нам, независимому государству, сделает? Вышвырнет из Союза?»

Психолог Анита Трумпика: «Думаю, отношение людей к смертной казни является и будет неоднозначным. Отношение каждого к этой мере наказания определяется его личным опытом, то есть если в роду или в семье не случалось ничего такого, из-за чего они могли бы желать смерти другому человеку, то смертная казнь может отвергаться, как неподходящий, ненужный вид наказания. И наоборот.

Какими могли бы быть доводы за исполнение смертной казни? Смертная казнь вносит гармонию в основной принцип судопроизводства, то есть осуществляется принцип справедливости. Ведь есть и жертва, и насильник. Если смертной казни нет, то получается, что жертва покоится в земле, а преступник в тюрьме читает Библию, к тому же живет за счет близких жертвы. Не совсем по-человечески получается…

Смертная казнь выполняет превентивную функцию, предупреждая о возможном наказании за соответствующее преступление. Смертная казнь как функция возмездия. Хотя убитого и не вернешь, но всем все-таки станет легче, если и убийцы не будет среди живых. Восстановится равновесие добра и зла.

Некоторые доводы против смертной казни: наказание не повернет вспять ход событий. При назначении другого наказания у потерпевшего остается возможность получить еще какой-то другой вид компенсации, например, материальную. Смертная казнь не удерживает убийц и не уменьшает их число. Смертная казнь тоже является одним из видов убийства – осознанным, принципиальным, рассчитанным.

Мое личное отношение к смертной казни, как и многих других, тоже неоднозначное. Только до сих пор еще очень хорошо помню ощущения, охватившие меня, когда был осужден и понес наказание убийца, отнявший жизнь у дорогого человека в моем роду. Я испытала облегчение и подумала, что справедливость все-таки победила. Приведенная в исполнение смертная казнь вселила чувство безопасности и веру в Справедливый Суд. Думаю, если бы у общества была возможность голосовать и принимать решение по этому вопросу, большинство все-таки были бы за применение смертной казни».

 

Как думаете вы?

Сейчас такое время, когда из тюрем освобождаются или очень скоро будут освобождены лица, осужденные в начале 90-х годов за тяжкие преступления, в том числе и убийства. Смертная казнь – это тема, о которой, кажется, каждому найдется что сказать. Кто больше прав? Противники или сторонники смертной казни? А по-вашему?

Дайга Лутере,

«Курземес Вардс»

 

  • Условное досрочное освобождение от наказания может быть применено после фактического отбытия осужденным 25 лет от назначенного наказания в виде лишения свободы, если осужденным является лицо, которому смертная казнь заменена лишением свободы в порядке амнистии или помилования, или лицом, которое приговорено к пожизненному заключению.

Уголовный закон, глава VI, статья 61.

 

  • С 1990 по 1998 год в Латвии вынесено 24 смертных приговора. Из них 13 приведены в исполнение, 7 приговоренных к смерти помилованы, 2 смертных приговора Верховный суд заменил тюремным наказанием.
  • Последние две смертные казни приведены в исполнение в январе 1996 года.

 

Всю жизнь провести за решеткой действительно нерадостно, но существует и возможность через 25 проведенных в неволе лет просить о досрочном освобождении.

Популярные

Войти

Регистрироваться

Klikšķini šeit, lai izvēlētos attēlu vai arī velc attēla failus un novieto tos šeit.

Spied šeit, lai izvēlētos attēlu.

Снимок должен быть в формате JPG, максимальный объем - 10Mb.

Регистрироваться

Lai pabeigtu reģistrēšanos, doties uz savu e-pastu un apstiprini savu e-pasta adresi!

Забыл пароль

PALĪDZĒT IR VIEGLI!

Atslēdz reklāmu bloķētāju

Portāls liepajniekiem.lv jums piedāvā svarīgāko informāciju bez maksas. Taču žurnālistu darbam nepieciešami līdzekļi, ko spēj nodrošināt reklāma. Priecāsimies, ja atslēgsi savu reklāmu bloķēšanas programmu.

Kā atslēgt reklāmu bloķētāju

Pārlūka labajā pusē blakus adreses laukam ir bloķētāja ikoniņa.

Tā var būt kāda no šīm:

Uzklikšķini uz tās un atkarībā no bloķētāja veida spied uz:
- "Don`t run on pages on this site"
vai
- "Enabled on this site"
vai
spied uz