Пятница, 26. февраля Mētra, Evelīna, Aurēlija

Надежные и актуальные новости в это время очень важны!

Подпишись на сообщения и будь информирован о самых важных событиях в Лиепае!

Подписаться

Проверка на дому

Проверка на дому
24.01.2008 20:53

0

Atslēgvārdi

Сцены крупным планом

Проверка на дому. Так называется одна из обязанностей, которые выполняют старший социальный работник отдела поддержки семьи Диана Быкова и социальный работник Ивета Гинтауте. Они являются теми, кто видит жизнь своих подопечных клиентов крупным планом.

 

Незваные гости – с намерением помочь

Не каждый день мы ходим ко всем клиентам, говорят они. Сначала проводятся так называемые первичные проверки, когда соседи, родные или кто-то из членов семьи приглашает нас на помощь. Это иногда вызывает конфликт, поскольку клиент нас не ждет, сам не приглашал в свой дом. Мы – незваные гости. Самое трудное в таких случаях – предложить свою поддержку так, чтобы человек это понял и принял. Мы не конституционное учреждение, не полиция, не сиротский суд. Мы приходим с намерением предложить услугу, помощь, как выбраться из кризисной ситуации. К сожалению, бывает, что клиенты наш визит воспринимают иначе.

Если получаем известие, что в семье нет острого кризиса, насилия, то проходит несколько дней, прежде чем мы решаем посетить эту семью. Если нужна срочная помощь, то не медлим ни минуты. Если люди сами просят заняться социальной работой в семье, если не справляются с воспитанием детей или взаимоотношениями, то в течение недели.

Ребенок убегает из школы

Чаще всего социальные педагоги школы звонят и говорят, что в какой-то семье проблемы, что дети не посещают школу. Например, был случай. Мальчик из разведенной семьи, отец воспитывает сына один, мать уехала за границу. Воспитывает, как умеет. Сыну 15 лет, и улица ему кажется более интересной, чем школа. Тогда мы приходим, проверяем, есть ли у ребенка кровать, где спать, каков будничный уход за ним, подготовлено ли все необходимое для школы. Иногда ребенок не ходит в школу и потому, что ему стыдно за нищету в семье. На сей раз так не было. Материальные условия были хорошие. Но у отца образовалась новая семья. Мальчику не хватало внимания отца. И единственным способом, как более наглядно показать об этом отцу, по его мнению, было не ходить в школу.  Когда это продолжается более длительный период, все начинают тревожиться – школа, социальная служба. А также сам папа. Отец вроде бы понял свою вину. Но как только нужно было что-либо сделать для пользы дела – сотрудничать со школой, позвонить или сходить туда, спросить, был ли мальчик в школе, какие у него отметки, в каких кружках участвует ребенок, то на это не нашлось времени.

Мама мальчика за рубежом. Тоже не уделяет ему много внимания. И, конечно же, ему в свои 15 лет чисто по-человечески не хватает и мамы.  Разумеется, деньги она присылает. Обещала, что возьмет с собой за границу, но обещания не выполнены.

Что в этой ситуации может сделать социальный работник? Единственное – немного пожурить папу, чтобы он хоть немного внимания уделил школе. Пояснить родителям, что они настолько увязли в своих буднях, что не понимают нужды подростков. У них своя частная жизнь. У отца работа, молодые женщины. У матери – другой мужчина. Оба зарабатывают деньги, ребенку их дают, знают, какую школу посещает, на этом все воспитание и кончается. Бывали курьезы, как говорят социальные работницы, когда родители даже не знают, в какой класс ходят дети, как фамилия классного  руководителя, когда было последнее собрание. В настоящее время родительские собрания в школах не являются местом, где можно поговорить о своем ребенке. На них говорят о коллективе, о больших делах. Если кто-то из родителей хочет лично поинтересоваться о своем ребенке, он должен сам проявить инициативу, связаться с классным руководителем, социальным педагогом, если нужно – с другим специалистом. Но это, подчеркивает Диана Быкова, должны делать сами родители, поскольку у педагогов достаточно дел.

Когда она спросила у этого отца, сколько времени в день отец посвящаете своему ребенку, он ответил:» Как, я ведь дневник проверяю, подписываю». «Разве это все?» – спросила социальный работник еще раз. «Что же вы еще хотите в 15-летнем возрасте?» «А где же ваши взаимные беседы?» «Он ведь ничего не хочет», – ответил отец.

Когда дома есть что скрывать

Если клиентам есть что скрывать – алкоголь, насилие, то реакция на социального работника, переступавшего порог его дома, резкая. Это вызвано страхом, что негативные явления, которые имеют место в семье, могут быть вынесены наружу. Те, кто подлежат проверке, уже научились приспосабливаться к времени социального работника. Если знают, в какой день он получит транспорт, то их «нет дома». Как только раздается звонок в дверь, выключают свет. Нередко бывает, что взрослых или детей случайно заперли и двери никто открыть не может.

 Большая часть людей в обществе еще воспринимает социального работника не как поддержку и помощника, а как буку. А ведь мы, подчеркивает Диана, идем к ним с открытой душой, со всеми своими знаниями: и как дом убрать, и как обед приготовить, и как ребенка воспитывать, и как справиться с проблемами здоровья и взаимных отношений. Но люди должны также знать, что если ситуация у них дома настолько серьезная, что нужно сообщать об этом сиротскому суду, что ребенка у них дома больше оставлять нельзя, я буду сообщать, не буду скрывать бездействие и нарушения.

Если вижу младенца, которому вот уже второй день не меняли пеленки, то прошу, чтобы их поменяли. И нередко в таких случаях нужно звонить семейному врачу, чтобы спасти здоровье ребенка. Когда я спрашиваю, чем они кормят ребенка, то оказывается, что овсянкой, сваренной на воде. Во многих местах о молоке и пищевых добавках не может быть и речи. Нередко дети находятся в холодных, не отапливаемых помещениях, где младенцу грозит опасность для жизни.

Ситуации, когда ребенка нужно спасать немедленно, бывают редко. Это случаи, когда совсем маленьких, беспомощных оставляю одних. Дети, которым три или четыре года, уже сами могут подойти к холодильнику и взять что-нибудь съестное.  Но никто ведь не может проследить за этими семьями. Мы и так выявили все эти семьи.

Это семьи, которые в кругу внимания социальных работников находились из поколения в поколение. В одной семье, например, пятеро детей, затем, когда они становятся взрослыми, по крайней мере трое продолжают традиции своих родителей. Среда воспроизводит себя. Такими же. Иногда бывает приятный сюрприз и радость. Когда видишь, что девочка, которая в свою бытность подростком была распущенной, удачно устроила свою жизнь и живет хорошо. Но такое бывает нечасто.

Как выбраться из этого заколдованного круга?

Приходилось слышать, что за рубежом для детей из семей риска организуют лагеря, где учат человеческому отношению, создают также дома надежды, где учат вести хозяйство, правильно питаться и вести себя. И в Лиепае пытаются предлагать своим клиентам такие услуги. Но одного этого мало, признают социальные работники. И сам человек должен иметь желание измениться. В Лиепае услуг достаточно. Предлагаются консультации психолога. Мы можем реабилитацию ребенка провести также в специальном учреждении, говорят они. Летом есть лагеря, в них бывают вместе дети и хороших, и проблемных семей. Мы стараемся подыскать соответствующую помощь для каждой ситуации. Если у мамы нет опыта, как воспитывать малыша, мы ищем по всей Латвии, где может быть какой-нибудь дом ребенка и матери, где ее можно было бы обучить. Чтобы она освоила хоть какие-то навыки. В детском приюте в настоящее время оборудована комната кризисов, куда помещают маму с ребенком, чтобы им не пришлось жить у мужчины-насильника. чтобы они, избегая его, не остались на улице. Или маме не пришлось бы идти в приют для взрослых и отправить ребенка в центр призрения детей или детский приют. Мы никогда не отвергаем человека, утверждает Диана. Решение найдем. Но это имеет смысл лишь тогда, если человек готов продолжить тот путь, который я ему подсказала. Конечно, это не может произойти в один день. Это длительный процесс. Но это нужно сделать. Если только у человека самого хватает силы воли.

Та женщина, которую с детьми летом мы обнаружили на свалке, не смогла это. Она уже лишена прав ухода за детьми, малыши помещены в детские учреждения. А сама она снова живет с тем же мужчиной, который поселил ее на свалке. Нашлись добрые люди, которые готовы были купить ей квартиру, оплачивать коммунальные услуги, люди принесли все необходимое – коляски, кроватки, куклы, деньги, одежду. Но, если человек ради мужчины готов жить на лугу, то ничего не поделаешь. Мы не можем изменить мышление человека. Можем предложить лишь то, что  в наших силах. Все время должны работать рука об руку социальный работник и психотерапевт. Долгое время. Не только в течение тех 10 процедур. И должно быть желание самого клиента изменить свою жизнь. Пока мы этого не можем, старания социального работника сводятся на нет.

Король на своей улице или клиент в ночном приюте?

Есть люди, которые возмущаются: меня выгоняют из ночного приюта, как же я смогу измениться! А возмущаются потому, что там нужно соблюдать правила. Туда нельзя приносить бутылки с алкоголем. А на улице бомж чувствует себя королем, в этом убедились как Диана, так и Ивета. «Хотя я бомж, но у меня тоже есть чувство собственного достоинства. Я иду туда и там я свободный. Справлять естественную нужду могу, где захочу, а не только в туалете. Пусть на улице будет даже минус пять градусов, я не стану унижаться перед женщиной, которая стоит с тряпкой у дверей», – нередко, приходится слышать при расставании с теми, кто все-таки не хочет в определенный час приходить к дверям ночного приюта.

Разумеется, социальные работники считают, что было бы неплохо в Лиепае иметь еще один социальный жилой дом или полноценный кризисный центр.

Теперь говорят, что в советское время не было такого количества бездомных и безработных. В определенном смысле – да. Часть их так же спала в подвалах, и никто не обращал на них внимания. А большую часть силой держали на работе. Если человек пил, не приходил на работу, то виноват в этом был начальник. А семьи тоже страдали. Так же страдали женщины, и в семьях насилия и унижений было больше, чем следует. Только в то время женщины делали все, чтобы другие этого не замечали, припудривали заплаканные глаза, в ожидании возвращения мужа домой стирали их рубашки, от которых пахло чужими духами, и страдали. Для того, чтобы не замечали дети, чтобы они выросли честными и верили в то, что на свете существует верность, чтобы думали, что в семье все происходит правильно, чтобы они не подражали своим отцам.

К сожалению, не всех детей удалось уберечь. Дети, которые росли в семьях с проявлением насилия, в какой-то мере продолжают жить согласно полученному в детстве опыту. Чтобы общество стало здоровым, придется вырасти еще нескольким поколениям, – считают Диана и Ивета. Хотя уже теперь видим и с радостью наблюдаем за семьями людей, родители которых были бомжами, потому что теперь эти люди, стараются придерживаться положительного образа жизни. У нас ведь в Лиепае есть юноша, который удостоен титула «Гордость Латвии». Он один воспитывает братьев и сестер, потому что родители лишены родительских прав. Еще один юноша – в подростковом возрасте ушел из семьи пьяниц, работает в порту, нормально живет и дает деньги семье. Но, к сожалению, ему пришлось бросить спорт, хотя он был очень талантливым, потому что не хватало денег, чтобы ездить на соревнования.

 

Что приносит удовлетворение в этой работе?

Люди, которые нас ждут. Которые угощают нас чаем и кофе. Угощают всем, что у них есть. Случаи, когда люди приходят в службу и говорят спасибо  за то, что мы подсказали, как правильно решать проблемы. Однако социальные работницы убеждены в том, что никогда семья сразу не станет идеальной. Но когда видишь, что ситуация более или менее улучшается, становится радостно. Особенно в семьях, в которых один из родителей страдает небольшой умственной отсталостью. Правда, в этих семьях особых талантов не будет, но ведь в жизни необходимы и рядовые труженики. Хотя нередко родители делают так, как нужно, а не потому, что это хорошо и правильно, потому что социальный работник так хочет.

Например, есть семья – женщина и четверо детей. Она не пьяница, просто не умела жить. Развелась с мужем, потому что не сложились взаимоотношения. Она не лиепайчанка. Сначала она попала в дом Мартиньша. Теперь у нее есть декларированное место жительства в Лиепае. Ей пришлось пережить насилие со стороны мужа как по отношению к себе, так и к детям. Хорошо, что она поняла – от мужа нужно бежать. Все равно куда, лишь бы убежать от прошлого. Она приняла очень важное решение, и уже за это заслуживает уважения. В семье все в порядке. Диана рассказала, что она с этой женщиной провела много времени, учила, успокаивала, беседовала, а теперь видит результаты своих усилий. Женщина прислушивается к советам, принимает помощь и поддержку. Она выдержит. И  дети выдержат. Мы будем заботиться о них, – подчеркивает Диана.

 

Сюрпризы с агрессией

Однако бывают и другие ситуации. Шокирующие. Социальный работник приходит в квартиру, где полно чужих людей, накурено, все до того пьяны, что не могут устоять на ногах, а по полу ползает двухлетняя девочка. Когда родители этой семьи приходили на собеседование в социальную службу, казалось, что там все хорошо и ничего подобного в этой семье не происходит, не должно быть никаких сюрпризов. А в тот раз все было вверх ногами: пьяные мужчины проявляли агрессивность и Ивете еле удалось убежать от них. И такими бывают будни социального работника. С тех пор я никуда не хожу одна, – говорит Ивета. Даже в семьи, в которых все в порядке.

Иногда социальные работницы не решаются открыть дверь, за которой слышны скандалы, происходит пьянка, раздаются крики взрослых вперемежку с плачем детей и лаем собак. В таких случаях они сразу же сообщают в сиротский суд или вызывают полицию.

 

Иногда бывает трудно помочь

Иногда клиентка звонит по телефону и просит, чтобы приехали к ней по указанному адресу, где она теперь живет, потому что родился второй ребеночек и ему только два месяца. Двухкомнатная квартира в новом доме, сделан хороший ремонт, квартиру снимает. В семье еще растет мальчик двух с половиной лет от предыдущих внебрачных отношений. Муж, за которым она замужем, только что вернулся из тюрьмы. Они вчетвером живут в одном комнате, а в другой комнате 50-летняя мама женщины, которая поехала в Ирландию на заработки, там заболела, была вынуждена вернуться, и дочь приняла ее к себе. У мамы тоже есть сын, ходит в третий класс. Чего же  хотела клиентка от социальной работницы? «Скажите моему мужу, чтобы он не ходил каждый день к своему брату и не пропивал деньги, которые получил в качестве родительского пособия!» Родительское пособие получает муж, потому что у него зарплата больше. А он дает деньги только на памперсы, платит за квартиру и коммунальные услуги. К тому же проявляет насилие, прогоняет из квартиры мать молодой женщины. Муж, о котором шла речь, зашел в кухню, где социальная работница беседовала с его женой, но, даже не поздоровавшись, ушел, так как не хотел беседовать с социальной работницей о своих проблемах. К тому же самой 24-летней женщине казалось, что придет социальный работник, и все станет на места. На Рождество муж ее сильно избил, но она все равно осталась жить с мужем и детьми, не стала писать заявление в полицию. Ее мать со своим ребенком поселена в приют. Она начала работать в Нице в рыбном цехе и когда получит зарплату, постарается снять квартиру. Эта женщина тоже не имеет социальных навыков и не умеет жить. У нее два совершеннолетних сына, которые не приняли к себе мать. К тому же силой забрали и унесли в ломбард телевизор и холодильник матери. Она утверждает, что заработает деньги и купит новое и не надо беспокоиться за нее. А как помочь 24-летней маме, социальные работницы не знают. Ведь она отказывается писать заявление, чтобы получать хотя бы пособие по уходу за ребенком, чтобы могла накормить хотя бы ребенка. А молодой мужчина нагло ходит под окнами и целуется с другой. У этой женщины уже были отношения с тремя мужчинами, и все проявляли к ней насилие. Мы будем с ней работать еще и еще, но удастся ли убедить и помочь, пока еще не знаем, – выразили сомнение социальные работницы.

 

Дни клиентов – творческие мастерские

В эти дни находящиеся на учете дети приглашаются в социальную службу. Там для них проводятся занятия, где дети вместе с родителями играют и выполняют разные задания. По наблюдениям Дианы, некоторые мамы впервые с ребенком садятся за стол и начинают что-то лепить из пластилина или делать из бумаги. Здесь ведется не беседа с поучениями, как строить взаимоотношения с ребенком, здесь наглядно проявляется искренность между ребенком и родителями. Одна мама с любовью помогает ребенку, шепотом подсказывает, что он делает неправильно, а другая в порыве гнева дает малышу подзатыльник. Когда они вместе стараются сделать какую-нибудь вещицу, они настолько забываются, что начинают вести себя как обычно в буднях. Интересно понаблюдать, как эмоциональная мама притихает при виде, что другие женщины к своим детям относятся иначе. Это тоже служит своеобразным воспитанием. Может быть, что-то от всего этого запомнится и будет взято с собой домой. Иная модель взаимоотношений. Радость. Диана не перестает радоваться за мальчика, который вместе с другими детьми готовил рождественский подарок для мамы. «Вот какой красивый адвентский венок будет у моей мамы, к тому же бесплатно», – радостно сказал мальчик, который прежде все только ломал и рушил.

 

Уличные социальные работники – только мечта

Да, такие очень нужны и в Лиепае, – признают социальные работницы. Но у нас пока еще их нет. Такие люди могли бы работать с детьми, которые попрошайничают на улицах и воруют в магазинах. Для них желательно открыть клуб, где они могли бы собираться, попить чаю. В настоящее время такие функции, какие должны ложиться на уличных социальных работников, выполняет «Пецскола». Дина пояснила, что эта ниша еще не занята и ее вполне могли бы заполнить негосударственные организации. Ведь для Лиепаи слишком мало иметь одно  такое общество как «Пецскола».

Ливия Лейне,

«Курземес Вардс»

 

Диана Быкова и Ивета Гинтауте опять должны решать проблему еще одной семьи.

Популярные

Войти

Регистрироваться

Klikšķini šeit, lai izvēlētos attēlu vai arī velc attēla failus un novieto tos šeit.

Spied šeit, lai izvēlētos attēlu.

Снимок должен быть в формате JPG, максимальный объем - 10Mb.

Регистрироваться

Lai pabeigtu reģistrēšanos, doties uz savu e-pastu un apstiprini savu e-pasta adresi!

Забыл пароль

PALĪDZĒT IR VIEGLI!

Atslēdz reklāmu bloķētāju

Portāls liepajniekiem.lv jums piedāvā svarīgāko informāciju bez maksas. Taču žurnālistu darbam nepieciešami līdzekļi, ko spēj nodrošināt reklāma. Priecāsimies, ja atslēgsi savu reklāmu bloķēšanas programmu.

Kā atslēgt reklāmu bloķētāju

Pārlūka labajā pusē blakus adreses laukam ir bloķētāja ikoniņa.

Tā var būt kāda no šīm:

Uzklikšķini uz tās un atkarībā no bloķētāja veida spied uz:
- "Don`t run on pages on this site"
vai
- "Enabled on this site"
vai
spied uz