Вторник, 24. ноября Velta, Velda

То фантастическое, трагическое и красивое время

То фантастическое, трагическое и красивое время
18.01.2007 20:54

0

Atslēgvārdi

Баррикады 16 лет назад..

Взятие Вильнюсской телебашни, танкиедут прямо на толпу людей, звучат выстрелы. В Лиепае, Латвии и,конечно, в Литве тысячи людей ночь не спят, ловят новости из Каунаса,который продолжает прерванные омоновцами передачи в Вильнюсе. Утромвсе, кто ощущает свою принадлежность к Латвии, отправляются в Ригу,чтобы под сотнями красно-бело-красных флагов заявить, что хотят жить всвободной стране. С Даугавы дует ледяной ветер, над головами ревутвертолеты Советской Армии, но под флагами – безопасно, потому чтоплечом к плечу, в одной мысли и дыхании…

Многие после манифестации домой уже не едут. Идут в Старую Ригу, в Домрадио, на ул.Екаба, в Верховный Совет, в Совет Министров, в зданиеЛатвийского телевидения на Закюсала. Туда съезжается техника, машины,трактора, кто-то привозит дрова, кто-то разжигает огонь. Единственныморужием, кроме нескольких дубинок в руках наиболее крепких сельскихмужчин, являются любящие свою землю сердца и тела, которые в моментопасности можно использовать в качестве живого звена в общихбаррикадах. Начинается то фантастическое, красивое и трагическое время,которое сейчас называем временем баррикад.

Какие ощущения сегодня живут в людях,которые 16 лет тому назад, в тревожные дни январских баррикад 1991года, были в эпицентре событий. Как они оценивают события того времени,как – сегодняшний день? Об этом мы беседовали на небольшом собрании вбывшей штаб-квартире Лиепайского отделения Народного фронта Латвии наул.К.Укстиня, откуда у многих лиепайчан начался путь в Ригу.

Это была свободная воля людей

Айгар Шталс, специалистпо общественным отношениям городской думы, в то время – редактор газеты»Лиепаяс вардс», считает, что о днях баррикад нельзя говорить в отрывеот других событий времен Пробуждения, которые начались 14 июня 1987года возле памятника Свободы. Баррикады и августовский путч 1991 года,по его мнению, являются самыми яркими событиями, поставившими точку напути народов Балтии к государственной независимости.

Директор 8-й средней школы Евгения Мицкевича,тогда – член городской управы, подчеркивает, что для нее баррикадыозначают вторые сражения за свободу. Первые были в 1918 – 1920 годах.Если бы такая ситуация, какая была в 1991 году, возникла сейчас, людипоступили бы точно так же. Несмотря на то, что в своей угрюмости мыговорим о сегодняшнем дне. Баррикады были слишком важными, слишкомсущественными событиями, чтобы относиться к ним пренебрежительно.Баррикады, говорит она, фактически были референдумом огосударственности, ведь их никто специально не организовывал. Это быласвободная воля людей. Ее по-прежнему волнует идея ненасильственногосопротивления, то, что люди показали, что можно победить силой воли, ане войском.

Адвокат Силвия Демме вто время тоже была членом городской управы и секретариатом городскогосовета. У нее еще и сейчас волнение вызывает большое единство, царившеесреди людей. И то, что многие тогдашние интерфронтовцы, видя, наскольковажно для латышей вернуть государство, что они готовы для негопожертвовать собой, начали более доброжелательно смотреть напроисходящее. Она называет фамилии Тимохин, Чернохин, которые якобыбыли активными противниками государственности Латвии, организовывалисопротивление решениям, которые народофронтовские депутаты пыталисьпринять, устраивали сравнительно подлые провокации, а 16 января, когдабыло известно, что произошло в Вильнюсе, приехали в городскую управу ипредупредили, что и в Лиепае готовится сопротивление против жаждущихнезависимости. Но противникам не удалось победить, вспоминает она, таккак нам всем очень хотелось независимости.

Имант Айзкалнс воктябре 1990 года до сентября 1991 года был заместителем председателяЛиепайского отделения Народного фронта. Это время, подчеркивает он,вовек не забуду. Оно всегда в моей жизни будет свято. Мы жили в товремя в так называемой Республике 4 мая. Декларация о независимостибыла принята. В Латвии вроде бы была избрана народная власть, нофактически мы жили в Советском Союзе. В силе еще были законы СССР,поэтому возникали курьезные ситуации. Было странное ощущение. Мыговорили одно, а были вынуждены делать другое. С иронией смотрели насоветских солдат, которые, например, в Лиепае охраняли памятник Ленину.

И в Лиепае были баррикады

Иманту Айзкалнсу кажется немногонеправильным, что слишком мало говорят и вспоминают о лиепайскихбаррикадах. Да, один раз в год их вспоминают, но следовало бы, чтобыпоколения, которые растут, знали, что здесь происходило. И.Айзкалнспризнает, что их не сравнить с рижскими баррикадами. Но быть в те дни иночи на улице, охранять городскую управу, почту, редакцию «Курземесвардс» и телебашню было не менее важно, и это требовало от людей неменьше отваги, чем от тех, кто был в Риге. В городе в то время былоочень много советских военных. Латышей была треть от числа жителей. Былсилен Интерфронт. Не была исключена возможность, что он попытаетсяперенять власть в городе. На первых выборах в самоуправления победилсписок Народного фронта, но Интерфронт точил зубы. На площади Чакстесон даже объявил митинг якобы для того, чтобы выразить недовольствоситуацией в городе. Но было вполне возможно, что во время него была быразъярена толпа, спровоцирована, чтобы пойти к дому управы и взятьвласть в свои руки. Чтобы этому воспрепятствовать, в распоряжениинародофронтовцев не было ни водометов, ни слезоточивого газа, милицияпо-прежнему жила по советским законам. Пришлось выбирать другое»оружие»: тракторные прицепы нагружены навозом, о чем Андрис Яунслейнисдоговорился с крестьянами, и бочки с «золотом» из уборных. Имиблокировали подступы к дому на ул.Рожу.

Лиепайские баррикады продержалисьбольше недели. Своего рода баррикадой была и сама штаб-квартираНародного фронта, где организовывали поездки на рижские баррикады. Тампроходили круглосуточные дежурства. Это было тревожное время. Когда 21января произошла перестрелка возле Министерства внутренних дел, когдабыли первые павшие, мы не знали, что делать дальше, вспоминаетИ.Айзкалнс. Мужчины помчались в Ригу, встречались с депутатамилиепайчан в Верховном Совете – Лагздиньшем, Эниньшем, Эйниньшем,Берзсом, чтобы выяснить ситуацию. В то время Горбунов уже встретился вЛенинграде с Ельциным, и он в своем роде поддержал устремления латышей.

Что можно сделать голыми руками?

Сейчас слышны замечания скептиков: нучто бы вы сделали голыми руками? Пришли бы танки, передавили бы всех,как мошкару! Возможно, почти согласен Имант Айзкалнс, но для насглавным было стоять и не отступать.

Айгар Шталс считает, что именно эта готовность стоять смутила Москву. Горбачев не был готов к такому массовому сопротивлению.

Евгения Мицкевича добавляет, чтобольшое значение имело то, что в Латвии в то время было многозарубежных журналистов, что новости о событиях в Вильнюсе и Ригепередавались по крупнейшим каналам новостей.

Когда вышел призыв Ельцина поддержатьдемократию, и это было оружием в руках народофронтовцев. Имант Айзкалнсвместе с Сандрой Шениней сотни его экземпляров развозили по Военномугородку, перебрасывали через заборы воинских частей, чтобы солдатычитали и начинали думать. Часовые местами бежали вслед заразбрасывателями листков, хотели поймать. Но это надо было делать,считает Имант Айзкалнс. Было вполне возможно, что этим военнослужащимпредусматривалось приказать с оружием выступить против защитниковбаррикад. Они должны были знать, что на самом деле происходит.

Янис Казанс,руководитель проектов крупного предприятия, в то время – член правленияЛиепайского отделения Народного фронта и член думы Народного фронтаЛатвии, вспоминает, что 11 января на совещании думы НФЛ говорили о том,как сопротивляться интерфронтовцам, так как в Латвии ожидалось развитиетакого же сценария, как в Вильнюсе. Я.Казанс во время баррикад былответственным за оборону дома городской управы. Делать особо былонечего, люди все делали сами, делает он вывод, единственное, о чемдоговорился, чтобы все дни и ночи для нас был открыт дом баптистскогоприхода св.Павла, его люди были готовы помочь в любой момент.

Происходившее в те дни было не простошуткой или бравадой или дружеской болтовней у костров, распитием чаяили чего-то покрепче. Если бы победили черные силы, неизвестно, каковопришлось бы народофронтовцам. Янис Казанс вспоминает, что в такомслучае было решено продолжать работу в подполье. Правление отделенияНФЛ выбрало трех человек, которые втайне от других должны были выбратьтрех человек, которые могли бы возглавить подполье. Янис Казанс,который был одним из тех, кому другие доверяли, в то время выбрал врачаИманта Земе. Имант не выглядел испуганным, вспоминает Янис Казанс, былсогласен продолжать начатое.

Не будучи на баррикадах, быть вместе со всеми

Валия Лейниеце, в 1989году стала руководителем группы Народного фронта молочного комбината.Она вспоминает, что в то время компартия была еще очень могущественнойи сильной, с этим приходилось считаться и на предприятиях. Как-тоужились на предприятии только потому, что там было много латышей. Онасравнивает то время с падением в реку, когда падаешь и не знаешь, чтодальше будет. Она признает, что были и люди, избегавшие вступать вНародный фронт. В 1990 году на Лиго директором стал Салдоверс, и ВалиюЛейниеце уволили с обоснованием, что надо сократить штаты. Он,вспоминает В.Лейниеце, был против Народного фронта, противнезависимости, гордился двоюродным братом, который был работником КГБ,в решающие минуты свои действия обосновывал его защитой. Еще и сейчасгоржусь, что я первая, кого уволил Салдоверс, говорит она, но это мнене помешало сотрудничать с народофронтовцами комбината, быть вместе сдругими во время баррикад.

Юрис Демме, муж СилвииДемме, в свою очередь, признается, что он не был среди «несших бревно»,был лишь сторонником. Ему надо было работать. Но только лишь смотретьсо стороны на события тех дней не получилось. Нередко приходилосьпомогать тем, несшим бревно, в один-другой критический момент дажепрятать жену на селе, подальше от слишком назойливых защитниковсоветской власти.

Майя Неймане и в товремя, и теперь – директор 15-й средней школы. В баррикадные дни былаочень взволнованной, растерянной. Но в баррикадные дни она вспомнила опророчестве ясновидца Финкса: когда цифра года с обоих концов будетчитаться одинаково, тогда Латвия станет свободной. Дети на уроках многоговорили о том, что происходит, что такое свобода, зачем нужныбаррикады. Но вместе с этим чувствовалась и тревога: как их уберечь,если события, не дай Бог, примут неблагоприятный характер.

Кто понесет воспоминания дальше?

Ученику 11-го класса 15-й средней школы Петерису Озолиньшу вбаррикадные дни было два года, о январских событиях 1991 года восновном он узнал на уроках истории. Его понимание: латышский народ набаррикадах боролся за независимость Латвии и в этой борьбе был единым.В его семье об этом не говорят. Чаще всего ему приходилось слышать, каквзрослые критикуют сегодняшнее правительство.

Ученице 10-го класса этой же школы Агнесе Штейнберге вянваре 1991 года было всего 8 месяцев. Она признается, что об этих дняхна уроках истории не слышала. Теперь они проходят историю Рима. О 1991годе больше узнала из разговоров народофронтовцев. Она также честносказала, что не знает, пошла бы сегодня на баррикады.

Айгар Шталс считает, что это потому,что нынешняя молодежь не знает, зачем баррикады были нужны, зачем быланужна борьба за независимость, что означало жить в Советском Союзе, чтоможно и чего нельзя было достать в магазинах, что означают, например,талоны на мыло или очереди за сахаром или колбасой. С молодежью нужноговорить с конкретными примерами, почему мы больше не хотели так жить,подчеркивает он.

Имант Айзкалнс отметил, что его неособенно тревожили отсутствие в магазинах мыла или колбасы, нищета, ато, что он чувствовал себя униженным. Что в советское время былопренебрежение к латышскому языку, что были места, где по-латышскинельзя было разговаривать, что об истории Латвии нельзя было говорить.Что человек был никем, что он был латыш.

И Евгения Мицкевича, говоря о своихощущениях советского времени, в первую очередь подчеркиваетпренебрежительное отношение к себе и другим латышам. И ею пережитое:люди других национальностей относились к латышам, как господа к людямвторого сорта.

Имант Айзкалнс, правда, уверен, что неследует всерьез принимать во внимание самокритичное отношение обоихюных собеседников к своим знаниям. Что если бы действительно наступилмомент, когда нужно было бы защищать Латвию, молодые поступили бы точнотак же, как поступил он сам в январе 1991 года.

Сандра Шениня добавила, что непонимает, почему учителя истории возражают против преподавания историиЛатвии как отдельного предмета. Когда сменилась власть в Германии,заметила Майя Неймане, всех старых учителей истории уволили с работы иподготовили по-новому. Нельзя декларировать: теперь будем учитьпо-новому! Чтобы полноценно преподавать историю, должны быть карты,учебники, вспомогательные материалы, фильмы. Хотя то, как преподаватьисторию Латвии, зависит и от каждого учителя самого.

Когда началось Пробуждение, вспоминаетСилвия Демме, некоторые ее коллеги – русские с удивлением спрашивали:разве у вас раньше была какая-то история? И если было так, как выговорите, почему об этом нигде не написано?

Майя Неймане по своему опыту знает, чтосегодняшним детям трудно понять то, что происходило в советское время вЛатвии. Например: за что осудили Гунара Астру? За то, что перевелкакую-то книгу, посмотрел какой-то фильм? За то, что хотелразговаривать по-латышски? Дети этого не ощущали, поэтому удивляются.Но мы в то время действительно чувствовали себя как бы изнасилованными,вспоминает М.Неймане, у нас были изнасилованы мозги. Она говорит, чтопонимает тех учителей, которые не могут с уверенностью преподаватьисторию Латвии. Она также возмущена тем, как историю преподают врусскоязычных школах.

Имант Айзкалнс, в свою очередь,возражает против того, что в русских школах разрешают учиться поучебникам, изданным в России. Они отнюдь не написаны так, чтобыпроживающих в Латвии детей других национальностей воспитыватьпатриотами Латвии. В них все еще восхваляются имперские идеи.

Постояли на баррикадах, и пришел Медведь счастья?

Айгар Шталс считает, что дети имолодежь ндолжна знать, какой была цель баррикад: что мы больше нехотели жить в старом веке. Но, когда цель достигнута, мы больше неможем ждать от других, мы сами должны начинать проявлять ту же смелостьи предприимчивость, самостоятельность и чувство свободы, какие были унас на баррикадах. Мнение – «Я стоял на баррикадах, поэтому мнеполагается», – не годится. Полагается в лучшем случае значок, что тытам был. Об остальном нужно заботиться самому. То, являются или нет моидети патриотами, зависит от меня, патриотизму им должен научить я,родители, а не учителя. Конечно, если мы хотим, чтобы Латвиясуществовала.

Больше всего мы сегодня должны помнитьо мальчиках из села Моховое, считает Евгения Мицкевича: чему учат Белыедома, чему – село Маховое, гарантом благополучия которого являетсяМедведь счастья, которого нужно лишь дождаться.

Ожидание было очень характерным для советских времен, считает Айгар Шталс: схожу в партком, громче выступлю и у меня все будет.

Мы ведь тогда все были идеалистами, этояснее ясного, приятно, что ты все-таки еще сегодня этот идеализм в себесохранил, с улыбкой говорит Силвия Демме. Жаль только, что мы дожили дотого, что плоды того, что мы тогда завоевали, срывают другие. Я незнаю, действовала бы я столь же активно, если бы знала, что теперь,через 16 лет, мы окажемся в такой ситуации.

Мне не хотелось бы драматизироватьнынешнюю ситуацию, говорит Айгар Шталс. Мы забываем, на каком уровнетогда находились 15 советских республик и на каком уровне сейчаснаходятся три Балтийские страны. Поэтому не будем плевать в своей жеколодец. Мы критичны к тому, что происходит, но мы не можем уничижатьто, что проделано, чего мы добились.

А старые люди, которые в то время вНародный фронт относили последнее, что у них было, как они живутсейчас? Заслужили ли они это? – Силвия Демме все-таки чувствовала себяогорченной.

Моисею потребовалось 40 лет, размышляетМайя Неймане, чтобы научить народ новому смыслу жизни. И тогда нелегкоприходилось тем людям, которые за ним следовали. И у нас такое тяжелоевремя. Это нужно понять.

Ливия Лейне,
«Курземес Вардс»

Это было тревожное, нопрекрасное время, о событиях 1991 года говорят Айгар Шталс, ЕвгенияМицкевича, Сандра Шениня, Силвия Демме, Имант Айзкалнс, Янис Казанс,Силвия Лейниеце.

3 komentāri

2007-01-22 23:22

...: Смешно... Ну были в СССР некоторые недостатки, но такой вседозволенности и безнаказанности, которые существуют в наши дни -не было. И жизнь по талонам началась в период распада Союза,когда люди скупали всё,что могли, и на полках ничего не оставалось. Да и пенсионеры раньше могли помочь даже своим внукам, а сейчас пенсионеры не способны ни себя прокормить, ни жилье оплатить, ни лекарства купить. Так чем же вы гордитесь, о, маленькая нация? Тем, что ваши сородичи поуезжали на заработки в Ирландию?

2007-01-24 13:13

Жора: Кунги!!!На сколько надо быть примитивными,что бы не понимать простых вещей!!!Да-а,вашим интелектуальным способностям не позавидуешь!!!Если я не ошибаюсь,вы боролись за независимость,а к чему пришли?Вам запад диктует как жить,сдесь делают зону сбыта товара,или вредного производства,отток рабочеспособного населения уже почти завершён,поздравляю, так держать!!!Вы уничтожите сами себя и ваша Атмода с вашими барикадами был первый толчок к вымиранию!!!

2007-02-05 21:18

ANTI: А сколько русских стояло на баррикадах нах...! Потом всех кинули - сцуки нах ! Да пускай всё тут развалится , больше за власть ни ногой нах...

1/500

Liepajniekiem.lv neatbild par rakstiem pievienotajiem komentāriem. Aicinām ievērot pieklājību, toleranci un iztikt bez rupjībām.

Uzmanību!

Lai mazinātu iespēju portālā manipulēt ar komentētāju viedokli un noskaņojumu, komentāri, kuru autori diskusijās piedalās ar vairākiem vārdiem, tiek iezīmēti pelēkā krāsā. Tā kā šis process ir tehnisks, ir iespējamas situācijas, kurās iekrāsotie komentāri var nebūt no viena autora, vai arī neiezīmētos komentārus rakstījusi viena un tā pati persona.

Šobrīd aktuāli

Distances līgums

Reģistrēties

Klikšķini šeit, lai izvēlētos attēlu vai arī velc attēla failus un novieto tos šeit.

Spied šeit, lai izvēlētos attēlu.

Attēlam jābūt JPG formātā, max 10MB.

Reģistrēties

Lai pabeigtu reģistrēšanos, doties uz savu e-pastu un apstiprini savu e-pasta adresi!

Aizmirsu paroli

PALĪDZĒT IR VIEGLI!

Atslēdz reklāmu bloķētāju

Portāls liepajniekiem.lv jums piedāvā svarīgāko informāciju bez maksas. Taču žurnālistu darbam nepieciešami līdzekļi, ko spēj nodrošināt reklāma. Priecāsimies, ja atslēgsi savu reklāmu bloķēšanas programmu.

Kā atslēgt reklāmu bloķētāju

Pārlūka labajā pusē blakus adreses laukam ir bloķētāja ikoniņa.

Tā var būt kāda no šīm:

Uzklikšķini uz tās un atkarībā no bloķētāja veida spied uz:
- "Don`t run on pages on this site"
vai
- "Enabled on this site"
vai
spied uz