Вторник, 6. декабря Niklāvs, Niks, Nikolajs

Скандал на судоремонтном заводе — владельцы хотят изгнать друг-друга из бизнеса

В четверг в редакции газеты зазвонило сразу несколько телефонов. «На судоремонтом заводе происходит рейдерство! Люди из Риги хотят отнять предприятие, на заводе сменена охрана, приехала полиция,» сообщают работники бывшего Тосмарского судоремонтного завода, нынешнего ООО LZK. Проблема на предприятии связана с конфликтом владельцев, который, как оказалось, длится уже на протяжении некоторого времени.

Скандал на судоремонтном заводе — владельцы хотят изгнать друг-друга из бизнеса
Анатолий Смирнов называет своего делового партнера и его представителей мошенниками, которые хотят захватить компанию. Представитель другой стороны утверждает, что господин Смирнов ведет себя как единоличный владелец судоремонтного завода и "транжирит деньги направо и налево". (Foto: Эгон Зивертс)
Анатолий Смирнов называет своего делового партнера и его представителей мошенниками, которые хотят захватить компанию. Представитель другой стороны утверждает, что господин Смирнов ведет себя как единоличный владелец судоремонтного завода и "транжирит деньги направо и налево". (Foto: Эгон Зивертс)
22.11.2022 12:15

liepajniekiem.lv

Партнера ни разу не встречал

У ООО LZK сейчас есть два владельца — с марта 2020 года 50% принадлежит Янису Браковскому и столько же Анатолию Смирнову. Ранее единственным владельцем был А. Смирнов.

Он и Я. Браковский стали бизнес-партнерами в момент, когда LZK еще было в процессе приобретения неплатежеспособного АО «Тосмарский судоремонтный завод». LZK отправило недвижимое и недвижимое имущество, а также док, на аукцион, проводимый Иваром Мелькисом.

Договор о покупке был заключен уже осенью 2019 года, но по ряду причин сделку можно было завершить только почти через год. Ранее LZK считалось арендатором имущества завода.

Интересно, что А. Смирнов никогда не встречал в жизни своего бизнес-партнера, а только его уполномоченных представителей.

Как оба стали партнерами? «Это был шантаж со стороны администратора неплатежеспособности,» указывает А. Смирнов.

По его словам, Я Браковский — человек, назначенным И. Мелькисом, которому придется отказаться от участия в LZK по завершению сделки по продаже судостроительного завода. Но этого не произошло.

Бразды правления на заводе все это время держал А. Смирнов. За короткий срок LZK удалось успешно возобновить ремонт судов.

В 2020 году предприятие работало в нетто-оборотом 5,093 евро и прибылью 720 000 евро, в 2021 году оборот вырос до 6,159 млн евро, прибыль — 843 200 евро, по информации базы данных Lursoft.

И именно то, что это прибыльный бизнес, скорее всего стало причиной того, почему оба владельца стараются избавиться друг от друга, друг на друга подают в суд, пишут заявления в полицию. От этого страдает репутация предприятия, но в роли заложников в очередной раз оказались работники.

А. Смирнов: «Они хотят разворовать и уничтожить»

Когда «Курземес Вардс» прибыл на место бывшего Тосмарского судоремонтного завода, журналистов охватила толпа рабочих. Рижан на территории предприятия больше нет, рабочие их прогнали, теперь они сидят за приделами предприятия в джипе.

Рижан так и не встретили, но выслушали владельца LZK А. Смирнова: «Здесь происходит разграбление или рейдерство, которое проводят рижские юристы. Проведено фальсифицированное собрание сотрудников, после чего в Регистр предприятий (РП) были поданы документы, основываясь на том, что

на мое место назначено подставное лицо, которое хочет все разрушить, не платит зарплаты, скоро электричество тоже отключат…,» рассказывает А. Смирнов.

«Подставное» лицо — бывший прокурист LZK, представитель Я. Браковского Виестурс Озолиньш, который начал выполнять обязанности члена правления с 10 ноября, согласно решению участников правления LZK от 2 ноября.

Но в тот день на предприятии прошло два собрания, одно, по словам А. Смирнова, фиктивное, второе — легальное. Т.е. 2 ноября было созвано собрание основателей LZK, на повестке дня которого был вопрос о снятии с должности А. Смирнова и назначении нового члена правления.

В день собрания на предприятие пришел В. Озолиньш, адвокат Юрис Пуриньш и судебный исполнитель Илзе Зеберга, которую попросили зафиксировать некоторые факты — есть ли у представителя Я. Браковского доступ в месту проведения собрания, какие люди участвуют в собрании и т.д.

«Эти люди прятались за зданием цеха, и там тоже вроде как проходило собрание, на котором Виестурс Озолиньш сам себя назначил членом правления,

рассказывает главный бухгалтер LZK Яна Носачева. «В. Озолиньш очень хорошо знает, где административное здание предприятия и конференц-зал, где проводится собрание. Я пошел к ним и сказал, чтобы приходили на собрание. Они пришли,» рассказывает А. Смирнов.

«Но, если он [В. Озолиньш] знал, что собрание уже прошло и Анатолий снят с должности, то он должен был сказать, что никуда не пойдет. Но он приходит и вновь голосует за снятие Анатолия с должности,» дополняет Я. Носачева.

На этом втором собрании А. Смирнов проголосовал против своего снятия с должности, В. Озолиньш — за. Соответственно, решение не было принято, и второй вопрос собрания уже не был актуален. Но в РП был подан протокол того собрания, которое прошло около здания цеха, и основываясь на этих документах, 10 ноября были проведены поправки в составе руководителей предприятия.

Судебный исполнитель в своем акте не зафиксировала, что участвовала во втором собрании, а ордер Я. Пуриньша с одним и тем же номером зафиксирован и в протоколе второго собрания, и в акте судебного исполнителя.

«Это мошенники,» рассказывает главный бухгалтер LZK. о действиях судебного исполнителя и действиях адвоката информирован министр юстиции Янис Борданс, в полицию тоже подано заявление.

14 ноября В. Озолиньш пришел на завод, нанял другую охрану и потребовал у бухгалтера предоставить все документы предприятия.

Я. Носачева отказалась их предоставить.

Новый член правления запретил перемещаться по территории предприятия машинам, которые должны были ехать за материалами, а работникам сказали подписать пустые листы.

«Они [Я. Браковский и его представитель В. Озолиньш — мошенники]. Они должны покинуть Лиепаю, нечего им тут делать. Они хотят все разворовать и уничтожить. Люди знают только одного владельца, который здесь работает и развивает предприятие. Мы все налоги и зарплаты платим, сами, без чьей-либо помощи, восстанавливаем завод. На предприятии работают специалисты из Украины — мы привезли сюда с войны украинские семьи. Сейчас все рушится, но мы этого не допустим,» говорит А. Смирнов.

Вторая сторона: Деньги уходят в неизвестном направлении

С Я. Браковским газете не удалось связаться, но дозвонились до адвоката Раймонда Грозы. В четверг он прибыл на судоремонтный завод вместе с В. Озолиньшем, который хотел получить документы LZK, чтобы ознакомиться с положением предприятия, но несколько работников под руководством Анатолия Смирнова вели себя агрессивно.

Адвокат подтвердил, что между двумя владельцами есть конфликт, который решается в суде и правоохранительных учреждениях, отмечая, что до этого все судебные процессы завершались в пользу Я. Браковского.

«Есть несколько судебных дел и несколько заявлений в полицию, а также в управление по борьбе с коррупцией. Однако сейчас эта персона [A. Смирнов] решил, что брутальной силой, матом и угрозами можно попытаться каким-то образом доказать, что принятые государственными инстанциями решения к нему не относятся. Поэтому на объекте есть дополнительная охрана, была вызвана полиция, чтобы обеспечить общественный порядок,» рассказывает адвокат.

По его словам, А. Смирнов ранее сам контролировал все имущество и средства предприятия «транжирил направо и налево».

«В прошлом году мы подали требование в Суд по экономическим делам, изложили все известным нам действия господина Смирнова, которые считаем незаконными и по крайней мере несоответствующими меркам порядочного и бережливого хозяина, прося суд исключить господина Смирнова из состава руководителей ООО LZK и лишить его доли в размере 50%. Это такое специфическое требование, не распространенное, но закон предусматривает, что в случае, если кто-то из партнеров действует нечестно, то суд может отнять у него доли, взаимен выплатив какую-то денежную сумму.

Суд по экономическим делам принял решение в пользу господина Браковского, т.е. сделал вывод. что господин Смирнов своими действиями неоднократно подтверждал, что считает, что это его бизнес. Конечно, они оспорили это решение.»

Также после смены руководства, получив доступ к банковским счетам LZK, был констатирован ряд «подозрительных перечислений на крупные суммы денег, которые уходили в неизвестном направлении и которые санкционировал господин Смирнов».

Изучив денежный поток предприятия, выяснилось, что А. Смирнов ежемесячно выплачивал себе зарплату в размере 30 000 евро, рассказал адвокат.

В то же время он отказался выплачивать дивиденды второму участнику предприятия.

«Поэтому мы обратились в управление по борьбе с коррупцией, чтобы они расследовали эту ситуацию. Мы не совершали действий, наносящих ущерб предприятию, не перечисляли куда-то деньги.»

Р. Гроза отмечает, что конфликт решаем нормальным демократическим и правовым путем, а действия А. Смирнова — заявления «направо и налево» привело к тому, что банк заморозил средства предприятия.

«Я бы сказал, что это правильно, но в этом аспекте страдают работники, которые не могут получить зарплату за свою работу, по тому что: а) на данный момент ни у кого нет доступа к счету, б) бухгалтер не может предоставить информацию, каким работникам выплачена зарплата а кому нет, по-моему, это не нормально.»

Он согласен, что ситуация напоминает рейдерство, но опровергает то, что в этой ситуации рейдеры— это Я. Браковский и В. Озолиньш. «Наоборот, Например, констатируя, что у предприятия есть 8 или 10 единиц транспорта, из которых на объекте есть только 3 или 4, появляется вопрос: где остальные? Не ездит ли случайно на них господин Смирнов, жена господина Смирнова, дети господина Смирнова? Если эти единицы транспорта въезжают на территорию, то обратно уже не выпускаем, потому что не знаем, что будет дальше. Когда вседозволенности приходит конец, то, конечно, возникает недовольство.

* Рейдерство — перенятие контроля над долями капитала предприятия или его активов, которое происходит вопреки интересам владельцев.

Популярные

Distances līgums

Войти

Регистрироваться

Klikšķini šeit, lai izvēlētos attēlu vai arī velc attēla failus un novieto tos šeit.

Spied šeit, lai izvēlētos attēlu.

Снимок должен быть в формате JPG, максимальный объем - 10Mb.

Регистрироваться

Lai pabeigtu reģistrēšanos, doties uz savu e-pastu un apstiprini savu e-pasta adresi!

Забыл пароль

PALĪDZĒT IR VIEGLI!

Atslēdz reklāmu bloķētāju

Portāls liepajniekiem.lv jums piedāvā svarīgāko informāciju bez maksas. Taču žurnālistu darbam nepieciešami līdzekļi, ko spēj nodrošināt reklāma. Priecāsimies, ja atslēgsi savu reklāmu bloķēšanas programmu.

Kā atslēgt reklāmu bloķētāju

Pārlūka labajā pusē blakus adreses laukam ir bloķētāja ikoniņa.

Tā var būt kāda no šīm:

Uzklikšķini uz tās un atkarībā no bloķētāja veida spied uz:
- "Don`t run on pages on this site"
vai
- "Enabled on this site"
vai
spied uz