Вторник, 31. января Tekla, Violeta

Александр Вабелис без плана и рамок

«Мне нравится участвовать а разных инициативах и быть граждански активным,» говорит 23-летний Александр Вабелис, им которого в этом году звучало многократно в связи с протестными акциями в Лиепае. На одной из них полиция заковала его в наручники.

Александр Вабелис без плана и рамок
Foto: Эгон Зивертс
Foto: Эгон Зивертс
28.11.2022 15:06

liepajniekiem.lv

Александр не коренной лиепайчанин, но ощущает Лиепаю своим городом, хотя здесь часто приходится сталкиваться с косыми взглядами сограждан.

Почему в 9-летнем возрасте переехал из Иецавы жить к сестре в Лиепаю?

– Изменились обстоятельства в семье. Это был кризис 2008 года, мама должна была уехать на заработки в Англию. Я зацепился в Лиепае, мне здесь понравилось.

Где был папа?

– Его никогда не было. Я его не знаю. Нас в семье было трое детей, но теперь нас двое — брат умер, когда мне было, кажется, 16 лет. Он был на 20 лет меня старше. Сестра на 10 лет старше. Мы родились через каждые 10 лет.

– Наверное для 9-летнего ребенка — это непростой опыт — мама уезжает за границу и надо перебраться жить в другой город.

– Я не планировал остаться здесь на постоянную жизнь. Не могу сказать, что понимал все до конца… Конечно, то, что мама уезжает, оставило какой-то отпечаток. Но не знаю, как это описать — было ли это легко или трудно. Не с чем сравнить.

Почему не уехал с мамой?

– Мама в Англии устроилась ухаживать за специфическими людьми в частном предприятии. И не было возможности взять меня с собой.

– Сестре тоже было не просто взять на себя в 20 лет заботу о 9-летнем брате.

– Незадолго до этого она начала совместную жизнь со своим нынешним мужем, ждали ребенка. Конечно, ей было не просто. Всякое бывало, но в целом все было хорошо.

Сестра не могла воспринимать меня просто как брата, ей пришлось взять на себя мое воспитание. Это наложило отпечаток на отношениях.

В Лиепае я начал учиться в 4-м классе Начальной школы Эзеркраста, потом продолжил учебу в 6 средней школе, где учился до 9 класса.

В школе я участвовал в разных мероприятиях. Мне нравилось заниматься вещами, в которых я вижу толк. Участвовал в разных финансируемых ЕС молодежных проектах, участвовал в телевизионном проекте школьного уровня, где нас учили репортажам, созданию сюжета и т.д. Так же принимал участие в работе школьного самоуправления.

У тебя была конкретная цель, к которой ты шел?

– Я никогда не ставлю цели. Занимаюсь разным, пользуюсь разными возможностями. Например, в 6 школе был великолепный учитель биологии, и этот предмет шел у меня хорошо. Я увлекся научно-исследовательсткими работами, мне это очень нравилось.

Но после окончания основной школы поступил в Лиепайскую школу музыки, искусства и дизайна.

– Как я уже говорил, меня интересовали несколько разных направлений. Сперва в художественной школе учился в отделении дизайна, потом перешел в отделение дизайна кожаных изделий к Дзинтре Будовской. Правда учебу не окончил.

Понял, что все время тянул резину и слишком порчу нервы и время преподавателей.

Это послужило толчком к тому, чтобы забрать документы из школы, хотя педагоги советовали остаться.

– Что потом?

– Вперед без разработанного плана, есть же какие-то ценности, которыми руководствуюсь. Приоритеты меняются.

С одной стороны, это плохо, потому что болтаюсь в воздухе, не думаю, что цель моей жизни — придерживаться какого-то конкретного, структурированного плана. Мир, среда, нужды меняются.

– Деньги же надо как-то зарабатывать?

– Самостоятельно жить и работать я начал уже во время художественной школы. Какое-то время работал барменом в «Фонтейне», летом — в «Юрниека лигзда». Позже как клиент познакомился с Vējš Cafe.

Мне там понравилось находиться, и спустя какое-то время я понял, что больше нигде не могу пить кофе. У этого кофе есть конкретный стандарт.

Как из клиента стал работником кафе?

– Часто проводил там много времени. Время от времени помогал хозяйке, например, если надо было сходить в магазин. Толком не помню в какой момент стал работником, это произошло органично.

– Не думал ли ты отправиться работать за границу?

– Мне нравится Лиепая. Конечно, в том же самом Лондоне несравнимо больше возможностей, чтобы строить свою жизнь, пробиться и т.д., но наверное не было чувства, что я этого хочу. Есть какие-то вещи, которые меня привязывали — работа оказывается, кот.

Знал, что хочу кота, но в то же время не планировал взять животное. Но сложилась такая ситуация, в которой надо было сделать выбор — или взять котенка, или от попадет в приют. Я взял. Кота зовут Фредис, мы вместе уже более 3 лет.

Конечно, это не причина, почему я не могу отправиться куда-то. Кота можно взять с собой или найти нового хозяина. Знаю, что он прижился бы и в другом месте.

Но Лиепая заставляет меня чувствовать себя так, будто не хочу покидать это место.

Ты обрел здесь ощущение дома?

– Наверное, да. Это моя среда, мой город, мне здесь хорошо. Нравится видеть, как он развивается , и быть частицей его роста.

– Ты был одним из первых, кто после вторжения России в Украину осудил действия страны-агрессора около Генерального консульства России в Лиепае. В свою очередь, 9 мая ты один встал около уже снесенного гранатометчика, держа в руках украинский флаг. Что тебя к этому побудило?

Ничего заранее не панировалось, все произошло под всплеск эмоций. Помню, как 23 февраля пошел спать рано, что для меня не характерно, и когда проснулся следующим утром, узнал, что происходит в Украине. Это был шок.

Я связался с Мартином [Мартин Левушканс], он подготовил плакат с надписью «Нет войне в Украине!», и по пути в консульству прошли через рынок. Мне показалось, что у посольства смерти все же должен быть похоронный венок. Со слов Мартина понял, что мы были первыми в Латвии, кто выразил публичную позицию, осудив начатую Россией войну в Украине.

– 9 мая, когда стоял у гранатометчика с флагом Украины, от пришедших услышал вербальную агрессию. Ты смелый человек?

– Не знаю, учитывая все эти ситуации, в которые я попадал, наверное, можно сказать, что, да. Я чувствовал страх, но не поддавался ему. Утром шел пешком из Лаумского района и меня очень порадовал флаг Украины, который кто-то прикрепил к гранатометчику.

Потом, когда увидел, что флаг пропал, был удивлен.

Прошел мимо памятника, и когда услышал эти разговоры, что там творилось, увидел лица этих людей… у меня это вызвало всплеск эмоций.

Отправился в центр города, достал украинский флаг, договорился, чтобы меня на авто привезли к памятнику. Если бы тем утром флаг Украины не был бы снят с памятника, у меня вообще не было бы эмоциональной необходимости отправиться туда, потому что не было никакого удовольствия находиться около этого памятника.

Сейчас, когда этот памятник снесен, испытал скорее грусть. Считаю, что это должно было произойти уже в 90-х годах — в момент распада Советского Союза надо было быстро снести, прямо и агрессивно. Теперь эти памятники стали частью инструмента российского влияния.

В этом году 9 мая Александр Вабелис отправился к памятнику защитникам Лиепаи, чтобы выразить поддержку Украине. В некоторые моменты полицейским пришлось окружить его, чтобы защитить от агрессивно настроенных так называемых празднующих День Победы. Фото: Эгонс Зивертс

Что мы, как единый народ Латвии, не только этнические латыши, сделали, чтобы уменьшить это влияние? Все время только боролись за то, чтобы сносить или не сносить, таким образом разжигая рознь общества и усиливая мощь России. Это не сделанная нами, как общества, работа.

Конкретные политические силы могли использовать это в своих предвыборных кампаниях. У Национального объединения, «Русского союза Латвии» и «Согласия» рейтинги коррелировали именно тогда, когда поднимались такого рода вопросы. К чему мы пришли? У нас много настроенных против страны людей, которые ненавидят нас как латышей.

Около этого памятника женщина сказала тебе: что ты тут стоишь, езжай воевать в Украину! Готов ли ты защищать Латвию с оружием в руках?

– В Украину, как видите, я не отправился. Если бы оказался в такой ситуации, когда необходимо брать в руки оружие, чтобы защищать свою страну, я бы сказал «да» — я бы это сделал. На данный момент, нет такой необходимости, от меня будут лишь пацифистские тексты. Хотя понимаю, что пацифизм от Российской империи никогда не спасал.

С концерта, организованного представителями партии Айнарса Шлесерса, на площади Я. Чаксте тебя увели в наручниках. Этот концерт проходил во многих местах Латвии вроде бы для поддержки семейных ценностей. Что для тебя значит понятие «семейные ценности»?

– Взаимное принятие, поддержка, помощь, когда она необходима, тепло. Я воспринимаю семью на нескольких уровнях. Во-первых, кровное родство. Во-вторых, среда в которой ты находишься, комфортно себя чувствуешь, где тебя принимают, помогают расти и развиваться, где тебя воспринимают как индивидуальную ценность и в то же время ты чувствуешь себя частью этой общины. В моем виденье это семья.

Не согласен с тем, что прославляют, что естественная семья — это только мама, папа, дети. У нас много семей, в которых воспитанием занимаются бабушки и дедушки. Да, можем говорить о какой-то идеальной, целостной семье, которая действительно может обеспечить развитие ребенка. Но в то же время надо понимать, что это не социальная реальность. Реальность — некоторые семьи и некоторые формы совместной жизни.

Никто не ставит под сомнение то, что папа, мама и дети — это что-то красивое и прекрасное.

Но в разговорах семейных ценностях все проявления не об улучшении жизни мамы, папы и детей, а об ухудшении жизни во всех других формах семьи.

Sorry, все таки что-то не okeу в таких пастулированных текстах.

То, что мы точно знаем, это то, что никогда не было речи о маме, папе и детях, а о кое-чем другом — это прямым образом обращено против геев и ЛГБТ. Это очень перекликается с, например, происходящим в Российской Федерации, нацистской Германии и розовым треугольником (использовала нацистская Германии для обозначения гомосексуальных заключенных, — И.О.). О звезде Давида всем известно, но кто знает о значении розового треугольнике?

Ты гетеросексуал или гомосексуал?

– Я гей. Если мне кто-то задавал такой вопрос, я никогда собственно этого не скрывал. Общество все чаще требует заключить тебя в какие-то рамки, давая название. Я просто живу, знаю, что чувствую, что нравится, что не нравится, и мне для это не нужно название.

В этом случае я скорее соответствую дефиниции «гей». Наверное я это понял и испытал еще до того, как знал, как это называется.

Страдал ли ты из-за своей сексуальной ориентации?

– Да, кончено. В любом обществе будут индивиды, которые настроены враждебно. Есть страны, в которых могут вынести смертный приговор просто из-за твоего существования. Также пришлось столкнуться с негативом лиепайского общества, особенно, когда речь о, как сказал Марис Швейдукс, цитируя Путина, «Старше номер один и старше номер два». Это конечно, накладывает отпечаток, что неприятно.

Например, в Англии я мог чувствовать себя свободнее. Там с парнем можно без проблем идти по улице, взявшись за руки.

Насколько бы странно это не казалось, но это очень классное ощущение, что ты не безразличен окружающим.

В Лиепае я испытал негативные взгляды, но нельзя отрицать, что за последние годы наше общество стало более развитым.

Что тебя сформировало как личность?

– Наверное трудности, через которые я прошел, и люди, которые были рядом и поддерживали. Или же один человек, встреченный на улице, сказавший что-то ободряющее. Это тоже оказывает влияние.

Мне повезло в том, что умею замечать и выделять позитивное. В тот момент, когда меня материли на набережной около памятника, мне хватило одного человека из толпы, который мне крикнет, махнет рукой и выразит поддержу, чтобы вернулась мотивация, и выпрямилась спина. Тогда это был Никита Путилов, который проходя мимо памятника, мне громко выразил поддержку.

Одно положительное слово делает брань шумом на фоне.

– Знаю, что ты много читаешь. Если бы надо было написать книгу, о чем бы она была?

– Хм… Наверное это была бы книга о приключениях, но что-большее. Основанное на реальных событиях, размышлениях и психологическом разборе. Может быть это был бы анализ какого-то события. Хотелось бы книгу с добавленной ценностью, у которой есть смысл, не просто текст для чтения.

Визитная картока

Александр Вабелис

  • Родился 4 июня 1999 года в Бауске.
  • Учился в Лиепайской городской 6 средней школе имени Райниса и Лиепайской средней школе музыки, искусства и дизайна.
  • Бариста в «Vējš Cafe».
  • Хобби: книги, кино.
  • Вдохновляющие личности: американский политик Нэнси Пелоси, латвийский политик Мария Голубева, министр иностранных дел Эдгар Ринкевич, литовский политик Витаут Раскевичус.

Популярные

Distances līgums

Войти

Регистрироваться

Klikšķini šeit, lai izvēlētos attēlu vai arī velc attēla failus un novieto tos šeit.

Spied šeit, lai izvēlētos attēlu.

Снимок должен быть в формате JPG, максимальный объем - 10Mb.

Регистрироваться

Lai pabeigtu reģistrēšanos, doties uz savu e-pastu un apstiprini savu e-pasta adresi!

Забыл пароль

PALĪDZĒT IR VIEGLI!

Atslēdz reklāmu bloķētāju

Portāls liepajniekiem.lv jums piedāvā svarīgāko informāciju bez maksas. Taču žurnālistu darbam nepieciešami līdzekļi, ko spēj nodrošināt reklāma. Priecāsimies, ja atslēgsi savu reklāmu bloķēšanas programmu.

Kā atslēgt reklāmu bloķētāju

Pārlūka labajā pusē blakus adreses laukam ir bloķētāja ikoniņa.

Tā var būt kāda no šīm:

Uzklikšķini uz tās un atkarībā no bloķētāja veida spied uz:
- "Don`t run on pages on this site"
vai
- "Enabled on this site"
vai
spied uz