Понедельник, 24. февраля Diāna, Dina, Dins

Для развлечения, а не для проживания

Для развлечения, а не для проживания
Foto: Андрис Гертсонс
10.07.2017 07:12

"Курземес Вардс"

Недавно еще день казался безветренным, но, выйдя Папское взморье, открывается совсем иная картина. Море бушует, и волны даже на берегу достигают человеческого роста. «В такую погоду в море идти нельзя», – говорит руцавчанин Имант Причин. Его рыболовецкая лодка так и осталась на берегу. Но во дворе дома в центре Руцавы он будет коптить камбалу. Рыбу рыболов приберег на случай, если прибудут гости.

Имант рыболовством стал заниматься сравнительно недавно – в 2004 году, хотя, в море он вместе с остальным ходил еще с середины 90-х годов. Когда у него спросили, почему он решил заняться этой отраслью более серьезно, он ответил: «Это отнюдь несерьезно! Это в основном связано с сельским туризмом. Рыболовство у нас на третьем месте». В первую очередь он занимается сельским хозяйством – есть несколько быков, свиней, также три большие теплицы для выращивания овощей, которых он реализует в ближайшей окрестности. Во-вторых – сельским туризмом, предлагая тянуть невод. Гостей ухой он встречает на рыболовецком хуторе Витолниеки Латвийского этнографического музея под открытым небом, а затем отправляется к морскому побережью. «Мы ничего много не рассказываем. Все знают, что придется работать, – с улыбкой говорит Имант. – несколько человек [вместе со мной] на весельной лодке уходят в море, ставят невод и остальные тянут его на берег».

Чтобы можно было этим заниматься, нужно было создать ИК «Руцавас Сеглини» и сделать заявку на коммерческий лов. «Нельзя было заниматься неводом, пока не было создана фирма», – пояснила его супруга Александра Максакова. Муж дополнил: «Кто-то представил себе, что это коммерческий лов. Но невод в наши дни всего лишь орудие развлечения!» Раньше, когда было больше рыбы, им можно было что-то поймать, теперь уже нет.

И все равно приходится пояснять контролирующим инстанциям, где реализуется рыба. Поскольку правилами предусмотрено, что весь улов свыше 30 килограммов нужно передавать лицензированному скупщику. Это означает, что за каждую рыбину нужно платить налог. «Но она у нас для туристов!» – еще раз подчеркнул Имант.

Причем улов в любом случае не столь большой, чтобы его можно было отправлять на рынок. Рыбак счастлив, если получает ящик рыбы. И столь небольшой объем в Лиепаю не повезешь. «Кто со мной будет говорить, если я предложу 20 килограммов?» – заставляет задуматься Имант. Лучше он часть раздает друзьям и соседям, часть замораживает на будущие дни. Хранимая таким образом рыба, примерно полгода не теряет свое качество.

Полную версию статьи можно прочитать в номере газеты за 10 июля.

Sadarbībā ar

Autorizēties

Reģistrēties

Klikšķini šeit, lai izvēlētos attēlu vai arī velc attēla failus un novieto tos šeit.

Spied šeit, lai izvēlētos attēlu.

Attēlam jābūt JPG formātā, max 10MB.

Aizmirsu paroli