Суббота, 1. октября Lāsma, Zanda, Zandis

Каменное лицо города. Настенные росписи Лиепаи с былых времен

Оно могло быть создано только в то время — во второй половине 1980-х годов. Все совпало. Были люди, которые организовали это и сделали это. В империи стало легче дышать, но частная собственность еще не ввела свои запреты. Тогда в Лиепае появилось несколько разрисованных особых стен, что стало еще одним проявлением особого и творческого духа города.

Каменное лицо города. Настенные росписи Лиепаи с былых времен
Другое время. Один из последних неотремонтированных домов на улице Витолу несет на своей стене отпечаток эпохи более чем полувековой давности. Картина светлого будущего Лиепаи создана в специальной технике. Когда стена будет в процессе реновации, она исчезнет. (Foto: Эгонс Зивертс)
Другое время. Один из последних неотремонтированных домов на улице Витолу несет на своей стене отпечаток эпохи более чем полувековой давности. Картина светлого будущего Лиепаи создана в специальной технике. Когда стена будет в процессе реновации, она исчезнет. (Foto: Эгонс Зивертс)
17.08.2022 12:30

Dina Belta

"Liepājas Vēstules"

Сказать, что с течением времени эти черты лица города превратились в довольно уродливую морщину, было бы не совсем точно. Скорее, она превращается в ничто, и это еще больнее. Правда, многие работы в этом материале были заменены новыми, но это уже другая история. Это взгляд в прошлое.

Недавно со стены на углу улицы К. Валдемара исчезла балерина — реклама фабрики «Лаума» 1990-х годов. Это была последняя крупноформатная роспись, после нее таких в Лиепае больше не было. И это роспись, созданная уже в капиталистических условиях, отличалась от особых росписей, например, на улице Юрас или Паста, написанных раннее.

Когда на углу улицы К. Валдемара Арнисом Гринбергсом писалась балерина, мнения о ее художественном качестве разделились. Но со временем люди в Лиепае к ней очень привыкли. (Фото: Гиртс Брунс)

Сегодня, говорит архитектор Угис Каугурс, такое было бы немыслимо. Теперь есть фактически два варианта — либо голая стена, либо технически напечатанный гигантский рекламный баннер «Купи то!» и «Съешь это!». Через месяц, при необходимости, можно заменить на другой подобный.

Даже тридцать лет назад условная реклама также была в основе расписанных стен. Насколько кому-то нужна была реклама, но спонсировал такие работы телефонный оператор, государственное страхование, почта. На стенах большими буквами можно было прочитать номер телефона, по которому нужно звонить в случае утечки газа.

Стена около здания нынешней Католической начальной школы на улице Пелду раньше принадлежала Лиепайской художественной школе. Андра Раценаджа оставила на нем свои красочные следы. (Фото: Эгонс Зивертс)

Художник Раймонд Габалиньш рассказывает, как в 1987 году несколько дизайнеров приняли участие в конкурсе на роспись стены на улице Юрас. Он был организован городским исполнительным комитетом и инициирован главным архитектором города Улдисом Пиленсом, который целенаправленно старался сломать советское представление о дизайне в целом.

Примерно в середине 1980-х годов, во многом благодаря ему, в Лиепае сформировалось сильное ядро дизайнеров. И они приступил к работе над созданием городской среды, создавая представление о Лиепае, как об особенном творческом месте на карте Латвии. Именно тогда появилась суперграфика — название, данное искусству на особых стенах города .

Сейчас фактически есть два варианта — либо голая стена, либо технически напечатанный гигантский рекламный баннер «Купи то!» и «Съешь это!».

Эти же изображения можно увидеть и на панно на стене здания, где сейчас находится Католическая начальная школа. (Фото: Эгонс Зивертс)

Хоть и одним из спонсоров стенной росписи на улице Юрас был телефонный оператор, у художников была свобода мысли и действий, чтобы разместить необходимые слова-указатели, которые на стене могли быть изображены достаточно мелкими или в менее заметном месте.

Это была большая работа, она занимала около месяца. Также нужно учитывать, что краски были такими, какими они были в то время: никакого быстрого высыхания и широкой палитры оттенков.

Стена на улице Юрас была расписана дважды — за одной суперграфикой последовала другая. Конверт, заказанной почты, был разработан Эгилсом Радзиньшем. Талантливый лиепайский художник с тяжелой судьбой. (Фото: Эгонс Зивертс)

Р. Габалиньш вместе с Валдисом Липартсом и Гунаром Тауре также работал над рекламой страхования, которая украсила уже упомянутую стену улицы К. Валдемара еще до балерины. Это был рельефный городской пейзаж в черно-белой графике, образы людей.

Стены зданий в жилых районах также были превращены в объекты городского дизайна. Например, тепловой узел на улице М. Кемпес.

Если бы это было возможно, конечно, суперграфику нужно было сохранить, говорят художники. Например, лошади и кареты на Привокзальной площади работы Тениса Грашса младшего и лиепайчанки Инты Грасе. Но это вряд ли возможно — основа в слишком плохом состоянии.

Сколько лошадей и сколько у них всего ног? Именно таким подсчетом занимались ожидающие автобуса, когда Тенис Грасис младший и Инта Грасе нарисовали динамичный сюжет на стене перед автобусным вокзалом. (Фото: Эгонс Зивертс)

Городские стены можно было бы отдать под хорошее граффити — в Риге есть примеры, когда это действительно принесло свои плоды. «Кому нравятся эти однообразные, однотипные дома?». У. Каугурс, однако, сомневается, что это может удаться. Потому что граффити — это спонтанное искусство, которое невозможно сделать на заказ.

«Как можно организовать то, что по своей сути неорганизованно, где идея заключается в том, чтобы перебежать от одного разрисованного трамвая к другому, не будучи застуканным?»

Суперграфика не вечна — дождь и снег выбеливают и осыпают как краску, так и стены. Роспись Дзинтры Вирини на улице Паста исчезает. (Фото: Эгонс Зивертс)

Одному удается нарисовать только две буквы, другой рисует что-то действительно интересное. Кто знает, как развивалось бы граффити, если бы вдруг все стало легальным, и действительно ли оно породило бы перлы, которые спустя десятилетия другие художники оценили бы как хорошие образцы уличного искусства 20-х годов 21-го века. «Все сорняки можно выдернуть. Но возможно, что то, что осталось не вырванным, возьмет и расцветет прекрасными цветами».

В любом случае, по его мнению, Лиепая по-прежнему является почвой для создания хороших объектов дизайна среды.

Популярные

Distances līgums

Войти

Регистрироваться

Klikšķini šeit, lai izvēlētos attēlu vai arī velc attēla failus un novieto tos šeit.

Spied šeit, lai izvēlētos attēlu.

Снимок должен быть в формате JPG, максимальный объем - 10Mb.

Регистрироваться

Lai pabeigtu reģistrēšanos, doties uz savu e-pastu un apstiprini savu e-pasta adresi!

Забыл пароль

PALĪDZĒT IR VIEGLI!

Atslēdz reklāmu bloķētāju

Portāls liepajniekiem.lv jums piedāvā svarīgāko informāciju bez maksas. Taču žurnālistu darbam nepieciešami līdzekļi, ko spēj nodrošināt reklāma. Priecāsimies, ja atslēgsi savu reklāmu bloķēšanas programmu.

Kā atslēgt reklāmu bloķētāju

Pārlūka labajā pusē blakus adreses laukam ir bloķētāja ikoniņa.

Tā var būt kāda no šīm:

Uzklikšķini uz tās un atkarībā no bloķētāja veida spied uz:
- "Don`t run on pages on this site"
vai
- "Enabled on this site"
vai
spied uz