Понедельник, 15. августа Dzelde, Zenta, Zelda

Космополитный лиепайчанин Гатис Бруверис скучает по местным людям

Бывший лиепайчанин Гатис Бруверис вернулся в родной город на две недели, чтобы помочь установить новое, инновативное флексографическое оборудование на предприятии Liepājas papīrs. Инженер называет себя космополитом и рассказывает, что использует все возможности, которые дает жизнь. Сейчас ветра профессиональной стихии отнесли его в страну возможностей — США.

Космополитный лиепайчанин Гатис Бруверис скучает по местным людям
Foto: Ruslans Šuļga
Foto: Ruslans Šuļga
06.08.2022 07:00

liepajniekiem.lv

Получается, что вы вернулись в родной город именно из-за работы?

– Да, работаю над проектом, помогаю установить флексографическое оборудование, которое для Латвии является новинкой. Оно позволит печатать эффективнее, при этом потребляя меньше электроресурсов, что на сегодняшний день является болезненным вопросом, и благодаря этому можно будет производить продукты более высокого качества.

На предприятии Liepājas papīrs я получил свой первый трудовой опыт. Это казалось моральным долгом — благодарность значит отдать взамен самое лучшее.

Сейчас я обучаю своих учителей, но и их профессиональный уровень высок, я в них уверен.

Планируется, что проект продлится две недели. Как и перед любым проектом, у меня с собой только билет сюда, потому что сложно предположить истинный срок окончания. Главное — все сделать, потому что наша цель — это довольный клиент.

– Понимаю, что несмотря на то, что вы изучали предпринимательство, занимаетесь чем-то совсем несвязанным.

– Экономическое образование значит работу с вечно открытыми ноутбуками и проектами, и такая работа на самом деле не для меня. Меня увлекла мехатроника, и чувствую себя как рыба в воде.

Практическая работа, в которой я что-то делаю и вижу результат, — это то, что мне надо.

Это такое внутреннее ощущение, желание всегда осваивать что-то технически новое.

Когда начал работать на Liepājas papīrs, сперва смотрел на все с широко открытыми глазами, но постепенно появился интерес к печатным машинам и всему техническому процессу. И так шаг за шагом…

Затем поступило предложение от полиграфического предприятия в Риге, которое стало следующей ступенью в профессиональной сфере, т.к. там я работал на уровне мастера и технолога цеха. Затем я переехал в Ригу, где проработал один год.

Поехал по обмену опытом в южную Италию. Одно полиграфическое предприятие ожидало инженера из всемирно известной печатной компании Omet, чтобы помочь привести в порядок новое оборудование. и получилось так, что появился я и по-дружески им помог и все сделал.

Мир тесен — мне позвонили из Omet и пригласили на собеседование.

Это было очень неожиданно, такого поворота в планах не было, но спустя месяц я с чемоданами был уже в самолете.

Меня привлекло то, что оборудование я там видел не с позиции оператора, но так же участвовал в разработке, тестировании, чтобы сделать его более дружественными для печати. Так в Италии, городе Леко, где находится эта компания, я и провел 4 года. Все начал осваивать с самых основ — тестировать и устанавливать оборудование. Там пригодился мой практический опыт.

Как вам Италия?

– Это чудесная страна, не зря у итальянцев долгая жизнь. Их стиль жизни, спокойствие и бесстрессовая атмосфера просто восхитительны. Латышу того не понять, т.к. у латыша у каждой проблемы должно был решение.

Итальянцы выпьют бокал вина, насладятся солнцем и тогда может быть начнут думать над решением.

Сначала было тяжело освоиться?

– Было тяжело. Менталитет кардинально отличается, не говоря о языке. В Латвии уровень знания английского, по сравнению с Италией, значительно выше.

Это веселое приключение — в возрасте 37 лет начать учить язык с нуля, но я выучил.

Как Вы попали в США?

– Из Италии в США я путешествовал почти каждый второй месяц, и это стало затруднительно, поэтом вместе с компанией решили, что перееду туда насовсем. Это произошло в январе этого года.

Все благодаря клиентам, которые оценили мою работу и отдачу. Для меня это была возможность и подъем по служебной лестнице.

Предложение было достаточно привлекательным?

– У компании Omet большой рынок и в Америке, где находится офис представительства. Американский менталитет и рынок требует реагировать незамедлительно. Это не так же, как у итальянцев.
Если у американцев есть проблема, то нужно решение, и они готовы за это платить, поэтому в предложении американцев я нашел возможность, которая обеспечит спокойную старость.

Kак Вы там освоились?

– Всегда говорят, что хорошо там, где нас нет. Идеальным вариантом было бы совместить американский и итальянский образы жизни. США — это чрезмерно большой рынок, массу возможностей, если сравнить с Европой.

Мой опыт в США означает профессиональный рост, который я оцениваю исключительно положительно. Американский менталитет связан с бизнесом, даже вне рабочего времени.

Если в Европе принято после проекта посидеть с акционерами в каком-то ресторане и отпраздновать, то в Америке после окончания рабочего дня заканчиваются и человеческие взаимоотношения. Это специфика, к которой надо привыкнуть. Человеческого фактора в 21 веке часто не хватает.

Это можно оценить отрицательно?

– Не могу оценить отрицательно, я это скорее уважаю. Жизнь научила меня тому, что надо приспосабливаться.

Можно со многим быть несогласным, выводы надо сделать для себя, но менталитет надо уважать и жить по принятым законам. Никакой революции производить не собираюсь.

Приходится много путешествовать, жизнь в одних разъездах.

– Это мягко сказано. У меня своя программа и работы, поэтому год действительно пройдет в разъездах.

Кому-то нужен совет и помощь в работе с оборудованием, и я отправляюсь на помощь. Моя работа не офисная, большую часть времени я в разъездах. Занятая повседневная жизнь, но я не жалуюсь.

Это работа, которая требует работать почти только практически.

– Я освоил все, не боюсь механических или программных неполадок, ни перепрограммирования и тестирования.

Это такой латышский менталитет — хочется расти — борись.

И это не плохо. Мне важно, чтобы оборудованию доверились люди, которые будут с ним работать.

– Не хочется ли того покоя, который был в Италии?

– У меня получается два в одном. Если получается научиться в таком ритме отдыхать, то получишь удовлетворение. Но это не просто, но если сумеешь, то все в порядке.

Не скучаете по дому и Латвии?

– Я скучаю по людям, которые меня связывают с Латвией. В первую очередь, это мои дети. А также скучаю по родителям, но у меня прагматический склад ума, который заставляет понять, что возможностей больше там, где я сейчас нахожусь.

Были мысли об реэмиграции, но я понимаю, что моей квалификации здесь толком нет применения, хотя на Liepājas papīrs для меня точно нашлось бы место.

Италия привлекла меня тем, что ты можешь участвовать в проекте, исход которого будет уже завтра — новые технологии, есть к чему приложить руку, ум и увидеть отдачу. Это то, что не было бы возможно в Латвии.

Вы все еще ощущаете Лиепаю своим домом?

– Я утратил связь с Лиепаей как домом.

Правильнее сказать, что скучаю по местным людям.

Когда самолет приземлялся в Риге, я пытался понять свои эмоции, но знаю, что жизнью за границей я могу дать себе и детям больше. В первые годы я чаще рвался назад в Латвию, полет из Милана в Латвию занимает всего пару часов, но с годами все меняется, к тому же перелет из США в Латвию гораздо более долгий.

Но в США вы тоже еще не совсем освоились.

– Нет, ощущения дома у меня там тоже нет. Думаю, что не буду до конца жизни жить в Америке. У меня своя программа и план, а жизнь покажет.

Могу честно сказать, что шесть лет назад я считал, что все, кто едут из Латвии, плохие люди, потому что как так можно? Здесь же тоже можно. Но видите, так вышло, что сам один из уехавших.

– Что Вам больше всего нравится в США или наоборот — не нравится?

— Если есть желание и спосоности или талант, то, с точки зрения профессионального роста, это страна возможностей. Конечно можно дискутировать об экономических принципах. Уровень управления очень высок, но мышление другое.

Европейцы больше сами думают, а американец готов заплатить за готовый рецепт. Я это очень удачно использую, так как у меня есть опыт, за которым следует совет. Средний американец не хочет думать, ему проще сразу кому-то заплатить.

– Действительно ли Америка — страна всех возможностей?

– Это зависит от того, с какой целью ты туда приехал. Для меня Америка — не страна мечты.

Если, например, я смотрю на архитектуру, то космополитические города спустя некоторое время уже вовсе не удивляют. Позже я не обращаю на это внимание. Я вижу там только возможность самореализации.

– Многие говорят о США с горящими глазами. Большая, впечатляющая страна…

– У самих американцев глаза вовсе не горят. С социальной точки зрения, человек в США хуже защищен, в Европе своих жителей больше защищают в социальном смысле. Столько бездомных, как в США, я не видел нигде.

Если у человека, например, нет страхования здоровья, то скорая помощь оставит его на улице. Работу можно найти проще, но здесь надо учитывать квалификацию. Жизнь в США — палка о двух концах.

На свидании абсолютно нормальным будет вопрос о размере кредита, что для латыша было бы совершенно неприемлемо. Это те вещи, которые стоит учитывать.

Я не спрашиваю, где эмоции и душевность. Я принимаю их законы.

Это совсем другой мир и понятие «обещанная земля» надо использовать аккуратно. Это страна возможностей, но законы беспощадны.

Пока ты бежишь, все хорошо, но если остановился, то не жди ничего хорошего.

Жизнь показала, что стремиться можно к одному, а получить совершенно другое. Надо ценить и наслаждаться тем, что можно получить.

Что значить быть латышом заграницей?

– Сложный вопрос. Я больше думаю о том, что значит быть человеком. Я возможно в какой-то степени странный — стал космополитом, но вообще в Америке не сложно освоиться.

Что такое средний американец? Там мультикультурный состав населения, никто не спрашивает о твоем внешнем виде. Можешь идти по улице как хочешь, никого это не волнует — это совсем иначе нежели в Европе. Это хорошо.

– Если ли какие-то традиции которые за это время стали близки сердцу?

– Почти 90% американских предприятий оплачивают обед своим сотрудникам. Это хорошая традиция.

Национальные традиции так сильно «не прилипают». Я, например, не чувствую того, что в День благодарения должен есть индейку.

– Как Вы проводите свое свободное время в США? Продолжаете путешествовать?

– В свободное время я точно не путешествую, так как и в работе путешествий хватает с головой. Свободное время в повседневной жизни сильно условно. Все время новые страны, новые города. География мест, знакомство с людьми — это очень интересно, так же как и культура кухни, но все это входит в профессиональную повседневность.

Мое главное хобби — это теннис. Когда я в Чикаго, у меня в руках ракетка.

О занятиях физической активностью тоже не могу жаловаться, это тоже входит в установку оборудования. Если можешь совместить работу с культурой и знакомством с людьми, то это здорово.

С детства есть мечта, которую получилось воплотить в жизнь. Это езда на спортивное дрифтовом автомобиле. Я делаю это для души, но в то же время это хорошая тренировка.

– Назад в Латвию совсем не хочется?

– На данный момент не рассматриваю вариант вернуться в Латвию. Хочется в более теплое место.

Конечно, вновь проходя по лиепайским улочкам, переполняют сентименты и романтические чувства. Вспоминаю молодость и то, что здесь тогда было. На ум приходят воспоминания, но это чисто по-человечески. Это дети, ради которых главным образом летаю в Латвию.

Поддерживаете контакт с домашними, которые живут тут. Не сложно?

– Живя в Америке, сложно, приходится стараться. Разные часовые пояса, разница во времени 10 часов. Общаемся в социальных сетях или созваниваемся по видеосвязи. Эмоционально сложно было в начале.

Сейчас я и мои дети привыкли к ситуации, мы пробуем приспособиться. Но я придерживаюсь того, что работая таким образом, в будущем я детям смогу дать больше. Обязанность родителя — это обеспечить по возможности лучшие возможности образования и помогать на сколько это возможно.

– Как проводите свободное время здесь?

– Встречусь с детьми, друзьями, родственниками. И само собой…море.

Ты можешь быть на берегу Тихого океана, но Балтийское море и особенно лиепайское побережье кажется более красивым и чистым.

– Вы сказали, что вопреки космополитике в глубине души Вы лиепайчанин. Как чувствуете лиепайчанина в себе?

– Лиепая по своей сути очень содержательная богема. Есть что-то из богемной легкости, но у меня есть и прохлада лиепайчанина и прагматичный взгляд на жизнь и вещи. На мой взгляд такая комбинация весьма хороша.

Визитная карточка

Гатис Бруверис

  • Родился в Лиепае 9 сентября 1979 года.
  • Образование: Лиепайский государственный техникум, Рижский технический колледж — 1 ступень высшего образования в предпринимательстве.
  • Рабочие места: Министерство защиты среды и регионального развития, «Лиепайский металлург», «Liepājas papīrs», итальянская компания по производству печатного оборудования «Omet».
  • Профессия — инженер полиграфической техники.
  • Нынешнее место жительства — США, Чикаго.
  • Побывал в 67 странах.

Популярные

Distances līgums

Войти

Регистрироваться

Klikšķini šeit, lai izvēlētos attēlu vai arī velc attēla failus un novieto tos šeit.

Spied šeit, lai izvēlētos attēlu.

Снимок должен быть в формате JPG, максимальный объем - 10Mb.

Регистрироваться

Lai pabeigtu reģistrēšanos, doties uz savu e-pastu un apstiprini savu e-pasta adresi!

Забыл пароль

PALĪDZĒT IR VIEGLI!

Atslēdz reklāmu bloķētāju

Portāls liepajniekiem.lv jums piedāvā svarīgāko informāciju bez maksas. Taču žurnālistu darbam nepieciešami līdzekļi, ko spēj nodrošināt reklāma. Priecāsimies, ja atslēgsi savu reklāmu bloķēšanas programmu.

Kā atslēgt reklāmu bloķētāju

Pārlūka labajā pusē blakus adreses laukam ir bloķētāja ikoniņa.

Tā var būt kāda no šīm:

Uzklikšķini uz tās un atkarībā no bloķētāja veida spied uz:
- "Don`t run on pages on this site"
vai
- "Enabled on this site"
vai
spied uz