Чтобы обеспечить удобное пользование порталом и улучшить функциональность, мы используем файлы cookie. Продолжив смотреть эту страницу, Вы соглашаетесь на сохранение файлов cookies в памяти вашего электронного устройства. Продолжить Больше информации

Воскресенье, 18. августа

Именины: Elena, Ellena, Helēna, Liena, Liene

Лихачей нужно снимать с трассы  (18)

Ключевые слова интервью | дорожная полиция

Образ полицейского-взяточника в обществе поддерживают те, кто сами нарушают правила, а когда им делают замечание по поводу нарушения, они очень недовольны, – считает дорожный полицейский Айнар Штибелис.
Фото: Ита Цермане

В апреле дорожной полиции в Латвии исполнился 81 год и,  как обычно, были награждены лучшие работники роты контроля транспортного движения. Знак за заслуги «За вклад в безопасность дорожного движения» государственной полиции получил также инспектор роты контроля транспортного движения отдела патрульной полиции бюро полиции порядка Курземского регионального управления государственной полиции АЙНАР ШТИБЕЛИС.

– Как вы стали дорожным полицейским?

– Я родился 31 декабря 1969 года в Руцаве. Там окончил основную школу, потом учился в Циравском профучилище и стал трактористом-машинистом широкого профиля. Некоторое время работал в колхозе, а когда Латвия обрела независимость, пошел работать в погранохрану. Работал на Руцавском контрольном пункте инспектором. Был старшим смены.

Когда началась реорганизация, решил перейти в полицию. С 2009 года работал участковым инспектором, а в дорожной полиции я сравнительно недавно – с 2014 года.

Мне нравится моя работа. Многие у меня спрашивают, что мне в этой работе нравится. Не могу объяснить, но она привлекает. На работу хожу с радостью.

– Каковы будни дорожного полицейского?

– Главная задача – следить за движением и обеспечивать общественный порядок, а также выезжать по вызовам, которые мы получаем от отдела оперативного управления. Дорожная полиция и патрульная полиция первыми выезжают на место происшествия.

– Как часто бывают экстремальные ситуации, на которые нужно выезжать?

– Бывают. Особенно летом. Последний случай был недавно, когда мотоциклист мчался по городу со скоростью 200 километров в час. Летом таких гонщиков, которые не хотят останавливаться и пытаются скрыться, много. Но у нас теперь мощные машины, постараемся искоренить подобные случаи бегства. На скутерах пытаются улизнуть огородами и тропами. Мне самому прошлым летом приходилось догонять. В 99 процентах случаев мы беглецов все-таки догоняем.

– Люди не понимают, зачем нужно догонять, если полицейские видели и нарушителя, и номер машины?

– Если не задержать нарушителя на месте происшествия, полиция будет искать владельца машины. И он, как это обычно на практике бывает, скажет, что кому-то дал свою машину. Незнакомому. Отговорки обычно похожи: все давали машины для тестирования перед продажей незнакомому человеку. Поэтому, чтобы настоящего виновного можно было привлечь к ответственности, нарушителя нужно поймать во время совершения нарушения.

– Но разве работники полиции в погоне за таким лихачом сами не создают угрозу для безопасности движения?

– Во-первых, каждый дорожный полицейский должен пройти обучение в школе безопасной езды, чтобы он вообще мог сесть за руль. Во-вторых, каждый случай оценивается индивидуально. По центру города, конечно, на такой скорости мчаться нельзя. Тогда уж лучше позволить беглецу скрыться. В случае с недавно пойманным мотоциклистом, погоня проходила не по плотно населенным улицам. Я считаю, что таких водителей нужно задерживать и привлекать к ответственности, поскольку, мчась со скоростью вдвое больше разрешенной в населенном месте, они создают дополнительную угрозу. Если таких водителей не останавливать, у них появится чувство безнаказанности, они продолжат угрожать людям. Поэтому их нужно снимать с трассы как можно быстрее!

– А как обстоят дела с агрессивными водителями? Уменьшается их количество или, наоборот, возрастает?

– Показатели не меняются. Все еще бывают случаи, когда автоводители пытаются скрыться. В основном это водители в нетрезвом состоянии и без прав. И, если удается сбежать, то обычная отговорка: машину я дал соседу или кому-то еще.

– Каков портрет агрессивного водителя?

– В основном это мужчины в возрасте от 18 до 30 лет. Молодые люди. 

Полную версию статьи можете прочитать в номере еженедельника "Лиепайская неделя" за 18 апреля

  • Комментарии (18)
  • 0
  • 0
  • 0
+ просмотреть все Осталось символов: 500

Добавить комментарий

Портал liepajniekiem.lv не несет ответственности за добавленные к статьям комментарии. Призываем соблюдать толерантность, рамки приличия и обходиться без грубости.

На портале запрещено размещать:
- Неэтичные, грубые комментарии, комментарии, которые предоставляют лживую информацию,
- Комментарии, которые противоречат законодательству ЛР,
- Комментарии, расистского характера и разжигающие этническую нетерпимость,
-Информацию коммерческого характера или любого рода рекламу и агитацию.

В случае несоблюдения правил, liepajniekiem.lv имеет право удалять комментарии, закрывать доступ к комментариям и сообщать правоохранительным органам.

Внимание!!!
Чтобы снизить возможности на портале манипулировать мнением и настроением комментаторов, комментарии, авторы которых участвуют в дискуссиях под разными никами, будут выделены серым цветом. Так как этот процесс технический, то возможны ситуации, при которых окрашенные комментарии могут быть не от одного автора, или же неокрашенные комментарии могло писать одно и то же лицо.

Общество

Saistītās ziņas

Pamanīji neatbilstošu saturu? Būsim pateicīgi, ka par to informēsi mūs!