Чтобы обеспечить удобное пользование порталом и улучшить функциональность, мы используем файлы cookie. Продолжив смотреть эту страницу, Вы соглашаетесь на сохранение файлов cookies в памяти вашего электронного устройства. Продолжить Больше информации

Пятница, 15. ноября

Именины: Leopolds, Unda, Undīne

Молодежь и зависимость. Выслушать и помочь  (15)

Ключевые слова дискуссия | молодежь | наркотики

Вопиющий случай с 14-летним парнем, который после нюхания газа пережил клиническую смерть и которому теперь, как младенцу, в жизни всему приходится учиться заново, вызвал размышления и о том, как уберечь детей, подростков и молодежь от одурманивания разными веществами. Разглядеть причины проблемы и искать решения мы попытались совместно с представителями вовлеченных институций.

В дискуссии приняли участие заведующая отделом по делам несовершеннолетних полиции самоуправления Гинта Гайлите, председатель Лиепайского городского сиротского суда Тайга Зиемеле, заведующая центром профилактики зависимостей социальной службы Лиепайской думы Арета Брауна и заведующая Лиепайским филиалом подросткового центра ресурсов Инга Лаугале.

– Мы зачастую занимаемся устранением последствий. А как обстоят дела с причинами? Кто ими занимается? Что именно делают представляемые вами институции, чтобы устранить причины?

А.Брауна: В целях профилактики мы мотивируем молодежь заниматься спортом, в кружках по интересам, общественной деятельностью, хобби. Мы обращаемся к обществу, родителям, но разговаривать можно только с теми родителями, которые слышат. Родители нередко утверждают, что они говорят со своими детьми, но говорить – это, в первую очередь, означает услышать. Не тогда, когда родители хотят говорить с ребенком, а тогда, когда ребенок этого хочет. Именно в этот момент важно его услышать.

Т.Зиемеле: Я согласна, что семья играет большую роль, но родители часто воспитывают своих детей, основываясь на своем жизненном опыте. Никто не рождается идеальным родителем. Этому нужно учиться в течение всей жизни. Специалисты, с которыми ежедневно встречаются родители, играют решающую роль именно в оказании поддержки и раскрытии проблемы. Иногда родители даже не видят проблемы. Педагог может обратиться к родителям, пригласить их на беседу и рассказать о возможности помощи, которую предлагает самоуправление. Самоуправление оказывает помощь, но люди стесняются просить ее. Следует признать, что это также камень в огород профессионалов, поскольку бывают ситуации, когда родители обращаются с просьбой помочь, а специалисты соответствующей отрасли упрекают их в том, что они не смогли защитить ребенка, что самим нужно уметь воспитывать и справляться. Такая ситуация недопустима.

И.Лаугале: Мы лишь недавно начали свою деятельность в Лиепае. Изначальным замыслом было фокусироваться на молодежи с зависимостью от телефонов и компьютеров, но сейчас в нашем поле зрения – в основном молодые люди, которые зависят от одурманивающих веществ. Есть клиенты, у которых семейные условия, по крайней мере внешне, выглядят в полном порядке – ребенок сыт, занимается внешкольными делами и т.д., но и в такой ситуации возможен риск. У Министерства здравоохранения есть фантастическая кампания «Сила сказать нет». Важно устранить причины, пока они не переросли в последствия. Конечно, если смотреть шире, превентивная работа в семье играет существенную роль, но наступает такой возраст, когда молодой человек больше не слушается родителей, у него появляются другие авторитеты, на которых он хочет походить.

– Что делать ребенку, который вне школы ничего не делает и у которого нет авторитетов? Есть ли какие-то просветительные кампании, которые доходят до всех?

И.Л.: То, с чем мы сталкиваемся в центре ресурсов, это факт, что у ребенка нет поддерживающей среды, он не посещает кружки – это означает, что он уже подвержен риску, поскольку после школы проводит время, как может – или дома, или под мостом, или с друзьями. Очень не хватает менторов подобного возраста, которые могли бы работать с молодежью. Мы предлагаем детям и подросткам, которые к нам приходят, услуги ментора и психолога, но мы – взрослые. В настоящее время планируем обучать именно молодежь, которая могла бы равноценно работать со сверстниками и стать их менторами.

А.Б.: Если ребенок начинает вам рассказывать якобы о своем друге, который что-то натворил, если он рассказывает о событии в третьем лице, то знайте, что, вероятнее всего, он рассказывает о себе. Нередко подросток боится сказать родителям правду, и это популярный способ проверить реакцию родителей на ситуацию.

– Что делать с детьми, которые не посещают школу?

А.Б.: Те семьи, в которых растут дети, не посещающие школу, находятся в поле зрения социальной службы. Их родители тоже несут ответственность, мы в центре зависимостей с такими детьми работаем, прежде чем они оказываются в плену какой-то зависимости. Не каждая кампания публикуется, но в школах они проходят регулярно с участием также негосударственных организаций, которые помогают в работе с оказавшейся в путах зависимости молодежью, есть также разные проекты, которые предусмотрены в просвещении детей и молодежи.

Т.З.: В нашей компетенции – обязательное лечение. Если ребенок с этим не согласен, а родители согласны, мы, как сиротский суд, принимаем решение вместо ребенка и отправляем его на лечение. Если ребенок хочет, чтобы ему помогли, а родители не желают отправлять ребенка в лечебное учреждение, то и мы, как сиротский суд, принимаем решение все-таки отправить его на лечение.

– Где лечат таких детей?

Т.З.: В Елгаве, в «Гинтермуйже».

А.Б.: Это новая программа для подростков. Там работают очень хорошие специалисты.

Гинта Гайлите: Если предусмотрены принудительные меры воспитательного характера, то конкретная семья и подросток обязаны посещать нарколога.

Т.З.: Специалисты, к которым направляют молодежь, являются или наркологами, или социальными педагогами. Одним из ресурсов в программе коррекции является специалист центра профилактики зависимостей.

Г.Г.: Мы контролируем процесс коррекции. Сначала полиция самоуправления составляет протокол на молодого человека, который уличен в употреблении запрещенных веществ, затем материалы отправляются на рассмотрение дела, потом принимается решение о штрафных санкциях – принудительных воспитательных мерах для конкретного лица. Это может сделать административная комиссия городской думы.

А.Б.: С вопросами коррекции у нас в Лиепае работает один специалист, в поле зрения которого – 60 молодых людей. Трудно одной справляться со всем, но нет денег для увеличения числа работников. Эти 60 молодых людей приходят к специалисту, которая зачастую выполняет не только обязанности по коррекции, а в основном является доверенным лицом, которому можно рассказать о своих проблемах. О том, что нельзя рассказать родителям.

– Инга, как молодежь вас находит, если вы начали работать лишь этим летом?

И.Л.: Дети нас находят разными способами – нас рекомендует социальная служба, через сиротский суд, а также пробационную службу. Бывает, что их приводят родители. А сейчас двое подростков пришли сами. Если ребенок несовершеннолетний, должно быть разрешение от родителей, чтобы прийти к нам в центр. В школах тоже есть информация о нашей деятельности. Мы сотрудничаем с другими институциями.

– Как помочь детям, составленные на которых протоколы накапливаются, а их привычки все равно не меняются?

Г.Г.: Я думаю, что всем помочь невозможно. В этом-то и дело – один ребенок будет обеспокоен составленным протоколом, а другому это будет безразлично. Их обычно не волнует и то, что с ними хочет поговорить кто-то из специалистов для решения проблемы.

А.Б.: У нас большой город, и нет вытрезвителя. Это серьезная проблема. Например, куда доставить пьяного отца ребенка? Сейчас – только домой. Или в худшем случае – в приют на улице Флотес. Разве подросток, который видит это ежедневно, прекратит курить или пить или употреблять что-то другое? Нет. Пока он находится у нас, все в порядке, а что с ним происходит по прибытии домой?

И.Л.: Молодой человек должен почувствовать мотивацию. У меня бывали случаи, когда юноша говорил: «Я сделаю все, что нужно». Но на следующий день, встретив его на улице, вижу, что он снова под кайфом, на что он отвечает: «Я хотел, но пришел домой и не выдержал…»

– Это может быть одним из недостающих фрагментов паззла, который мешает решению проблем зависимости молодежи. Институции работают, но впоследствии он возвращается в свою среду, а там никто помочь не может.

А.Б.: Зависимость состоит из двух частей – наслаждения и последствий. Если я знаю, что мой поступок будет чреват последствиями, но я все равно не могу отказаться от употребления, то это уже зависимость. Если бы не было последствий, все что-то употребляли бы. Здесь вопрос в том, насколько я могу осознавать серьезность последствий, что со мной произойдет на любом уровне – и эмоциональном, и материальном, и физическом.

И.Л.: Это способность заглянуть в будущее и понять, каким ты хочешь его увидеть.

А.Б.: Если мы видим лишь первый этап зависимости – наслаждение, то молодежь часто не осознает серьезности последствий.

И.Л.: Молодежи не хватает информации, часто приходится слышать утверждение: да что там травка, это же ничего страшного.

– Вследствие требований о защите данных мы скрываем многие факты, публикация которых могла бы спасти молодых людей. Как мы можем передать им информацию о вреде и последствиях зависимостей, если ничего нельзя публиковать и показывать без согласования?

А.Б.: Специалисты, которые, может быть, оказываются в ситуации, о которой хотят проинформировать прессу, часто боятся нарушить правила защиты данных. Иногда эти правила важнее, чем событие. Но если вы открыты для общества, мы этому только рады.

Г.Г.: Время от времени обязательно нужно публиковать статьи с информативным и поучительным содержанием, чтобы молодежь поняла, чем это может закончиться.

– Бесплатны ли услуги психолога, ментора и других специалистов, работающих с проблемной молодежью и их семьями?

А.Б.: Конечно, все это оплачивает государство, причем анонимно.

– Может быть, вы можете поделиться какой-нибудь положительной историей?

А.Б.: Очень часто сценарий таков: молодой человек сопровождает друга в центр профилактики зависимостей, но на самом деле помощь нужна ему. Сопровождение друга было лишь причиной. Затем это сотрудничество продолжается. Иногда только у нас, временами мы привлекаем другие институции в зависимости от проблемы. Такие случаи всегда являются положительными.

Т.З.: Я хотела бы пожелать каждому больше любить своих детей, видеть их нужды, уметь понять, что для ребенка лучше, тогда у нас было бы меньше зависимой молодежи. Вовлечение ребенка сызмальства в содержательное проведение свободного времени может предотвратить возникновение зависимостей в будущем.

А.Б.: Я хотела бы посоветовать семьям найти общие небольшие объединяющие ритуалы. Будь то вечерняя сказка для малыша или совместный завтрак, ужин за одним столом или что-то другое, что заставляет ребенка почувствовать себя в семье. Это создает ощущение принадлежности.

  • Комментарии (15)
  • 0
  • 0
  • 0
+ просмотреть все Осталось символов: 500

Добавить комментарий

Портал liepajniekiem.lv не несет ответственности за добавленные к статьям комментарии. Призываем соблюдать толерантность, рамки приличия и обходиться без грубости.

На портале запрещено размещать:
- Неэтичные, грубые комментарии, комментарии, которые предоставляют лживую информацию,
- Комментарии, которые противоречат законодательству ЛР,
- Комментарии, расистского характера и разжигающие этническую нетерпимость,
-Информацию коммерческого характера или любого рода рекламу и агитацию.

В случае несоблюдения правил, liepajniekiem.lv имеет право удалять комментарии, закрывать доступ к комментариям и сообщать правоохранительным органам.

Внимание!!!
Чтобы снизить возможности на портале манипулировать мнением и настроением комментаторов, комментарии, авторы которых участвуют в дискуссиях под разными никами, будут выделены серым цветом. Так как этот процесс технический, то возможны ситуации, при которых окрашенные комментарии могут быть не от одного автора, или же неокрашенные комментарии могло писать одно и то же лицо.

Общество

Saistītās ziņas

Pamanīji neatbilstošu saturu? Būsim pateicīgi, ka par to informēsi mūs!