Вторник, 7. декабря Dzirkstīte, Anta, Antonija

Надежные и актуальные новости в это время очень важны!

Подпишись на сообщения и будь информирован о самых важных событиях в Лиепае!

Подписаться

«Охрана природы – это прекрасно, пока не касается меня»

«Охрана природы – это прекрасно, пока не касается меня»
Foto: Фото Андриса Гертсона.
11.12.2013 13:58

"Зеленая комната"

Забота о среде и щадящее отношение к природе
теперь в моде. Но люди ответственность к окружающей среде проявляют только на словах или все-таки
доказывают на деле? Мнения бьющих тревогу расходятся.

Из друзей – в противники

В начале нового тысячелетия Марита Хорна из
Павилосты на выборах самоуправления стартовала в одном списке с нынешнем председателем
Павилостской краевой думы Улдисом Кристапсонсом. Об этом она сама напомнила
осенью на конференции организаций друзей природы в Юркалне. После выборов
одобрения заслужило ее предложение о создании комиссии городской думы по охране дюн и зеленой зоны города. В состав комиссии вошло 11 человек – это те, кто
небезразличен к ухоженности города и охране среды. Был возобновлен конкурс на самый ухоженный двор,
обустроены две публичные стоянки у моря. В планировке территории они были предусмотрены в самом центре серой
дюны, и этот замысел был предотвращен. Но со временем
возникли разногласия с руководством самоуправления. М.Хорну встревожило строительство
объекта «Курземес сета» в защитной полосе прибрежных дюн, застройка
улиц Витолу и Калну. «Через полтора года мы были вынуждены прекратить деятельность»,
– вспоминает М.Хорна. В 2010 году она создала Павилостский центр
культурно-исторической среды.

Теперь она говорит, что люди стали более
ответственными. Для этого пришлось пройти путь продолжительностью в несколько
лет. Одним из главных мероприятий она считает то, что на территории каждой собственности
установлен контейнер для отходов. «Люди больше не думают, куда под
покровом темноты выбрасывать свой мусор – в лесу или в дюнах», – пояснила
она.

Производители
навязывают небрежность

Следующий шаг – сортировка отходов. Представитель
общества «Друзья земли Гуна Гримста считает, что молодым людям это более
приемлемо. Их этому учат в школе на уроках интегрированных учебных предметов.
Потом дети эту мысль приносят домой родителям. В Германии в школах в каждом
кабинете и коридоре находятся урны для стекла, пластмассы, бумаги и биологических
отходов. В Латвии до этого еще нужно дорасти. «Если будет предложение.
Можно было бы и сортировать», – пояснила она.

М.Хорна рассказала, что в Павилостском крае у жителей уже имеется
такая возможность. Контейнеры установлены в думе, средней школе, управлении Вергальской волости. «Возможности предоставлены», –
подчеркнула М.Хорна. Но пользуются ли этим люди, об этом нужно
спросить у работников думы. Она с улыбкой пояснила, что ей дома бывает
нелегко приучать семью к сортировке отходов, чтобы не выбрасывали все в один
контейнер.

«Некоторые согласны сортировать, если
контейнеры будут находиться возле дома. Но ведь, извините, нетрудно положить
пустую бутылку в сумку и отнести в контейнер», – считает Г.Гримста. Так же
обстоят дела на предприятиях и в учреждениях, где заботятся о сортировке
отходов. Работающие в кабинетах люди в одну урну выбрасывают все, потому что
там, видите ли, нет специализированных контейнеров.

Руководитель программы развития сельского хозяйства при Всемирном
фонде природы Инт Меднис рассказал, что на селе люди сортируют отходы в
собственных интересах. «В Калнишки мы сортируем, а приезжает одна машина и
сваливает все в кучу», – сказал он. Его больше волнует то, что образ жизни
потребительского общества производит больше отходов, чем раньше. «Производители
теперь невольно навязывают небрежность – одна коробочка для сыра, другая
упаковка для хлеба…», – отметил И.Меднис.

Желание не иссякает, меняются методы

Глядя
со стороны, кажется, что отдыхающие в последнее время реже ездят по дюнам.
«Это подобно табу, – подтвердила М.Хорна. – Если
кто-то и ездит, то с интригой – что же будет? может кто-то из молодежи на мотоцикле промчится по дюнам».

И.Меднис
указал, что за Лиепаей дела обстоят хуже: «Это зависит чуть ли не от
лунных фаз. В приграничных поселках какое-то время дела обстоят хорошо, а потом
опять ухудшаются». Представитель всемирного фонда природы считает, что
этот вопрос следует решать в государственном
масштабе. Сейчас люди даже по-настоящему не знают, что разрешается, а что нет.
Можно ли ездить по дороге, которая выходит к самому морю? Установлены знаки о
запрете заезжать в дюны. А где граница? Нет информации.

Строительство в защитной полосе прибрежных
дюн за последние 10 лет, кажется, существенно сократилось. Г.Гримста в этом отношении настроена скептически. Процесс протекает не
столь интенсивно как в начале тысячелетия, ведь в то время наблюдался рывок –
все разрешено, потому что там ничего нет. Теперь, по ее мнению, желание не
иссякает, но изменились методы. «Если есть лес, где нельзя строить, в
планировке территории создается лесопарк, где строительство разрешено. Если речь
идет о береге, то обозначается поселок, чтобы можно было строить на расстоянии
150 метров», – пояснила защитница природы.

В Папе и Ниде на строительство повлиял экономический кризис, и по этому поводу И.Меднис сказал: «По сути, строительство даже не
началось. Если проехать по Юрмалциемсу, Папе, Ниде, то везде можно прочитать
«Продают». Когда рынок активизируется, можно будет брать кредиты под
низкие проценты, вот тогда все начнется!» Он считает, что это может
произойти через пару лет.

Г.Гримста убеждена, что покоя не будет, пока весь
берег не будет застроен. Она вспомнила посвященное охране серой дюны
богослужение. Архиепископ Янис Ванагс сказал: «Я выхожу к морю и думаю –
хочется здесь иметь свой дом. Но когда представляю, что здесь будет вывешено
сушиться белье, сразу понимаю, что станет не так красиво».

И.Меднис
дополнил ее, что за границей земельные участки на морском побережье стоят
дешево, потому что дюны постепенно вымываются морем. А в Латвии наоборот, и
земля в 300 – 400 метрах от моря стоит очень дорого, а участки на большем
расстоянии от моря людей не интересуют. «Дом у моря – это статус. Ближе к
морю дома хотят иметь иностранцы, а латыши предпочитают строить подальше от
воды. Литовцам нужно ближе к морю, потому что у них его мало, – указал
И.Меднис. – Я не думаю, что люди будут заниматься самовольным строительством. Я
считаю себя  полуоптимистом». В Папе
люди друг за другом наблюдают, и ведется обмен информацией.

М.Хорна указала, что теперь люди так же реагируют
на ситуации, когда видят, например, выброшенные в
лесу отходы: «Сразу звонят и возмущаются, мол, что это такое, нужно
принимать меры».

У нас мусорят в два
раза больше

Г.Гримста указала еще на одну положительную
тенденцию. Многие известные люди не стремятся к мехам. «Они понимают,
через какие страдания проходят животные, –
подчеркнула она. Но в то же время ферм по разведению норок в Латвии становится
все больше. Не приближаемся ли мы к уровню Дании? «Дания является
демократической страной, – указала представитель «Друзей земли». – А
мы не демократическая». 29 ноября, когда весь мир отмечал Свободный от
мехов день», телекомпания ЛНТ транслировала передачу о строящейся в Плоце
звероферме – как там все прекрасно и красиво. По защите животных Латвия сильно отстает от развитых стран мира. Например, в Америке люди не выходят в общество в мехах, потому что
боятся, как бы меховое изделие кто-нибудь не испачкал краской. А в Латвии это
никого не волнует, потому что здесь ничего подобного не делают. «Мы более
скромный и стеснительный народ. В Министерстве охраны среды и
регионального развития больше всего жалоб получают на русском языке. А латышу
кажется, мол, ну что же я», – говорит Г.Гримста.

Если говорить о зеленом компоненте, который создан, чтобы сельское хозяйство сделать зеленее, в Латвии нередко ухмыляются. Ведь нам до датского или
немецкого уровня опрыскивания земли еще расти и расти. И.Меднис утверждает, что
такое мнение неуместно. Известно, что здесь на один гектар земли используется
170 килограммов минеральных удобрений, а в Западной Европе – только 100
килограммов. Но больше такой информации нет. «Раньше в Латвии с такой
интенсивностью не пользовались минеральными удобрениями, потому что у крестьян не было денег. А теперь, хотя
в отношении цены мы могли бы конкурировать с западной Европой, где природные
условия для сельского хозяйства более подходящие, мы должны удобрять землю.
Можем бороться биологическим путем, но от этого эффект будет небольшим, – так
охарактеризовал ситуацию руководитель программы развития сельского хозяйства при Всемирном фонде природы Инт
Меднис. – Мы рассказываем о хорошем биогорючем. А ведь рапс до цветения
приходится несколько раз опрыскивать. Хотим туризм, а Лиепая даже не смогла
получить синий флаг, потому что с польдеров по Барте минеральные удобрения
попадают в озеро и потом в море». Необходимо искать технологии, которые не
позволили бы химическим соединениям оказываться в среде.

Больше косить, больше рубить

М.Хорна немного встревожена тем, что историей
становится участие школьников в уборке среды. С тем, что раньше делали дети,
теперь справляются столатовики и другие работники самоуправления.
«Добровольцев вообще не стало. Разве что кто-то по пути на пляж возьмет с
собой кулек и соберет разбросанный там мусор», – пояснила она. Поэтому жительница
Павилосты опасается, что в будущем, когда людей будут приглашать на субботники
по уборке территорий, вряд ли они поймут суть этого святого дела. Не будут ли
они настроены так – пусть этим занимаются те, кому за это платят.

И.Меднис успокаивает, мол, молодое поколение более ответственное, чем предыдущее. Социологический опрос показывает, что теперь люди
больше всего озабочены социальными и экономическими вопросами. Охране природы отводится 22-е и 23-е места. «Охрана природы – это прекрасно, пока
не касается меня, пока находится где-то рядом», – подытожил защитник
природы. Об этом вопросе чаще следует говорить на законодательном уровне и в
образовательных заведениях.

«Главное –
воспитание людей. Если знают, то не делают. Если не знают, то делают», –
отметила Г.Гримста. В качестве примера она привела коллегу, которая отказалась от покупки мехов после того, как
увидела жестокое отношение к животным на зверофермах.

«Должно
вырасти поколение, у которого три руки или копыта как у коровы, чтобы человек
понял, что необходимы изменения. Если станет не хватать природных ресурсов для
вырубки и экспорта, то начнут задумываться над тем, что это не просто так,
когда зеленые вопиют: виды и биотопы исчезают!» – считает И.Меднис. Он
подчеркивает, что на политическом уровне изменения пока что не планируются:
«В следующем периоде планирования у нас запланирован экономический рывок.
Значит – больше косить, больше рубить».

Популярные

Войти

Регистрироваться

Klikšķini šeit, lai izvēlētos attēlu vai arī velc attēla failus un novieto tos šeit.

Spied šeit, lai izvēlētos attēlu.

Снимок должен быть в формате JPG, максимальный объем - 10Mb.

Регистрироваться

Lai pabeigtu reģistrēšanos, doties uz savu e-pastu un apstiprini savu e-pasta adresi!

Забыл пароль

PALĪDZĒT IR VIEGLI!

Atslēdz reklāmu bloķētāju

Portāls liepajniekiem.lv jums piedāvā svarīgāko informāciju bez maksas. Taču žurnālistu darbam nepieciešami līdzekļi, ko spēj nodrošināt reklāma. Priecāsimies, ja atslēgsi savu reklāmu bloķēšanas programmu.

Kā atslēgt reklāmu bloķētāju

Pārlūka labajā pusē blakus adreses laukam ir bloķētāja ikoniņa.

Tā var būt kāda no šīm:

Uzklikšķini uz tās un atkarībā no bloķētāja veida spied uz:
- "Don`t run on pages on this site"
vai
- "Enabled on this site"
vai
spied uz