Среда, 27. января Ildze, Ilze, Izolde

Надежные и актуальные новости в это время очень важны!

Подпишись на сообщения и будь информирован о самых важных событиях в Лиепае!

Подписаться

Рожденные в эпоху перемен

Введенные для борьбы с коронавирусной инфекцией ограничения влияют на всю нашу жизнь, но наиболее уязвимой частью общества, по мнению некоторых экспертов, могут оказаться именно подростки, лишенные очень значимых в их юной жизни событий – прежде всего, занятий в школе и встреч с друзьями. Может ли длительное удаленное обучение и недостаток социализации представлять риск для ментального здоровья будущих взрослых? Чтобы разобраться в этом вопросе, мы пригласили на беседу психолога, специалиста по психодраме, Dr.psych. Марию Бамбуляк.

Рожденные в эпоху перемен
Foto: pixabay.com
05.12.2020 06:00

liepajniekiem.lv

– Как вы считаете, в нынешней ситуации существует риск для ментального здоровья подростков?

Действительно, подобное мнение можно встретить в СМИ и соцсетях. Основанием для таких прогнозов являются критерии медицинского определения ментального здоровья, где на передний план выходят “нормированные” показатели – количество социальных контактов, режим дня, двигательная активность и т.д. В психологическом понимании, риском для ментального здоровья является не только и не столько явления внешней среды, сколько их влияние на возможность самореализации, ощущение целостности, осмысленности и полноценности существования. Большое значение имеет круг людей, разделяющих и принимающих наши чувства, дающих нам ощущение адекватности наших реакций в ответ на влияние среды.

Я бы сказала, что до тех пор, пока подросток имеет доступ к этим ресурсам, его ментальное здоровье, с большой долей вероятности, защищено.

Если ограничения, которые мы переживаем, наполнены для нас личностным смыслом, то они становятся не ограничением, а испытанием, которое даст нам новую информацию о нас самих и наших качествах. И это совершенно другой уровень переживания.

Любые ситуации рисков и неопределенности хранят в себе как угрозы, так и возможности, и тут все зависит от нашего собственного выбора и поиска сбалансированной позиции.

То есть, отвечая на вопрос, я бы сказала, что да, риск для ментального здоровья есть. И сложившаяся ситуация его, определенным образом, увеличивает. Но вот каким именно образом, и что является главным стрессогенным фактором – не думаю, что у нас достаточно объективных данных или результатов исследований, чтобы назвать этот риск однозначно высоким и угрожающим ментальному здоровью подростков. И что, например, больше угрожает психическому благополучию – необходимость принятия мер предосторожности, ограничение очных контактов со сверстниками или повышенный уровень тревожности родителей? Пока у нас нет объективных исследовательских данных, отвечающих на подобные вопросы, все размышления на эту тему носят гипотетический характер. ВОЗ, например, вырабатывает информативные инструкции, позволяющие минимизировать существующие объективные риски. Но качество социальных контактов и отношения в семейной системе являются тем спасательным кругом, за который мы держимся во времена душевного смятения, и здесь все очень индивидуально.

Лучше подстраховаться, чем не доглядеть

– Какие признаки в поведении ребенка свидетельствуют о том, что душевная непогода затянулась, и что предпринять в этом случае?

Оценивая состояние и поведение подростка на предмет затянувшего, неблагоприятного для психического развития состояния, наличие или отсутствие эмоционального контакта между подростком и его родителями имеет важное значение. Хороший контакт предполагает, что родитель видит и понимает состояние ребенка, оценивает свои возможности помогать ему справляться с текущими событиями жизни и способен заметить уникальные, свойственные именно его ребенку, отклонения от обычного поведения и степень их интенсивности. Тут родитель может полагаться на свои ощущения, отделяя собственную тревогу от реальной картины и ситуации ребенка.

Другое дело, когда контакт затруднен, и в семье не принято обсуждать чувства и состояния. Видимо, в этом случае уместно снова обратиться к медицинской картине ментального здоровья и ориентироваться на такие факторы, как хроническая усталость ребенка, изменение вкусовых предпочтений, потерю аппетита или переедание, нарушения сна, постоянное беспокойство о чем-либо, невозможность сконцентрироваться, рассеянность, забывчивость, которой раньше не наблюдалось, нежелание вообще ни с кем общаться, а также частые головные боли, тошнота, мышечные боли, боли в сердце.

Если родители замечают, что подросток стал апатичен, ему перестало нравиться то, что он раньше делал с удовольствием, он страдает от заниженной самооценки, избегает новых начинаний, знакомств, связей – это серьезный повод задуматься о том, что что-то явно идет не так.

Довольно тревожный сигнал – частые рассуждения о смысле жизни, о смерти. Если подросток ранит себя – то это уже не просто сигнал о душевном неблагополучии, это крик о необходимой и немедленной психологической помощи. В ситуациях, когда родителям кажется или есть основания предполагать, что подросток действительно очень страдает от ситуации, в которой находится, думаю, лучше подстраховаться, чем не доглядеть.

В этих случаях, конечно, первое, что приходит в голову – это обращение к детскому психологу или психотерапевту. В нашей стране, в нашем городе работают также центры кризисной помощи подросткам, где они могут бесплатно получить профессиональную помощь психолога. Подросткам необязательно страдать и мучаться от своих переживаний наедине с самими собой – существуют способы помогать и справляться, а не терпеть и смиряться. Современные психология и психотерапия достигли того уровня развития, при котором сеансы у психолога или прием психотерапевта являют собой не вынужденную необходимость, а скорее, проявление заботы и бережного отношения к чувствам, уважения к собственному внутреннему миру. И если родители могут обеспечить ребенку профессиональную психологическую поддержку, то лучше это сделать раньше, чем позже. Детская и подростковая психотерапия служат не только облегчению текущего состояния, но и профилактике неврозов во взрослом возрасте.

Пример взрослого важен в любом случае

– Можно ли каким-то образом компенсировать недостаток социализации?

– Уверена, что нет. Человек – социальное существо, и нам необходимы другие, чтобы отличать себя от них. 

К тому же, Другие – наше зеркало. Мы познаем себя только в собственном отражении в других людях – сперва в родителях, затем в сверстниках и друзьях.

Мы понимаем себя через свои отношения с другими людьми, психологически развиваемся только в этих отношениях. Никакие упражнения, задания, личные дневники и т.д., не дадут нам обратную связь о нас самих, о нашем значении и роли в отношениях. Этот процесс совершенно незаменим.

Социализация и затем, ресоциализация, происходят с нами на протяжении всей жизни, и мы приобретаем навыки полноценного существования в социуме. Конечно, школа является мощным инструментом социализации и ограничение социальных контактов подростка способно повлиять на него негативным образом.  Но, не будем забывать так же, что современные подростки прекрасно чувствуют себя в виртуальной среде, и имеют возможность общаться друг с другом через виртуальные группы и мессенджеры. Переход на дистантные формы обучения, скорее всего, негативным образом скажется на качестве образования подростков и тут мы ничего, видимо, не можем поделать, но интернет-среда предлагает достаточно много способов социализации в “урезанной форме”.

На мой взгляд, нет ничего хорошего в том, что в нынешней ситуации нас как будто вырывают из тел и помещают в виртуальную среду, но мы можем искать для себя собственные способы компенсировать эту ситуацию – двигаться, гулять, ощущать запахи, общаться, взаимодействовать с другими, реальными людьми, хоть и очень дозированно. Социализация – процесс длиною в жизнь, он не ограничивается очным контактом или временными рамками.

– В подростковом возрасте дети начинают отдаляться от родителей, и это естественный процесс. Но все же пример родителей, а именно то, как взрослые справляются с этой ситуацией, для них по-прежнему важен?

– Подростки отдаляются от родителей во внешних проявлениях. Но семейные ценности, нравственные нормы и ориентиры, полученные в ходе первичной социализации, никуда не делись.

Подросток не может отдалиться от внутренней картины мира, полученной через родителей. И конечно, пример родителей для них остается важным.

Несмотря на то, что горизонтальные модели отношений со сверстниками получают приоритетное значение для подростков и, в потенциале, способствуют формированию личностной идентичности, вертикальная модель с родительским примером сохраняет существенное значение. Дети ориентируются на ролевые модели родителей, перенимают и тестируют их со сверстниками с тем, чтобы сформировать собственную модель поведения.

Частая особенность поведения подростков – они могут либо разделять родительскую модель поведения, не допуская сомнений, либо ее оспаривать и сопротивляться. И в обоих случаях речь идет о сильной, иногда чрезмерной связи с родительской позицией – в контексте зависимого и контрзависимого поведения. А задача формирования личностной идентичности предполагает формирование независимой позиции, то есть, возможности разделять некоторые формы поведения и отношения, а некоторые отвергать, как неподходящие. Так подростки учатся вариативности выбора, постепенно уходя от радикального, контрастного мышления. И, пример того, как взрослые справляются с ситуацией, для подростка важен в любом случае – как ориентир того, что ему делать или, наоборот, не делать в этой ситуации. И задача взрослых – поделиться с ребенком своим способом справляться с трудной ситуацией и обсудить, какие варианты видит сам ребенок, на чем их основывает, как намерен поступать.

Понять, что у ребенка на душе

Есть ли у вас свой рецепт, как поддержать детей и помочь им легче пережить предстоящие трудные месяцы?

– Мой основной рецепт как помогать и поддерживать детей взят из известной инструкции по технике безопасности – сперва кислородную маску себе, потом ребенку.

Взрослый, который понимает и осознает свои чувства и знает, как поддержать себя в трудное время, с большой вероятностью найдет слова поддержки для собственного ребенка.

Главный упор – именно поддержка, готовность выслушать и понять, что у ребенка на душе. Не слишком настаивать в своих попытках “достучаться”, или поделиться своей обеспокоенностью. Подростка, вообще-то, уже поздно воспитывать – тут, скорее, задача научить его обращаться с тем, что в него уже заложено в ходе воспитания, и как ему с этим “капиталом” качеств обходиться. Родителям очень важно верить в ценность этого капитала, верить в то, что они заложили в ребенка необходимую для самореализации базу и ребенок может полагаться на себя, доверять себе.

Не менее важно способствовать развитию критического мышления в подростке – позволять ему сомневаться, выражать сомнения, родителям – тоже сомневаться, и вместе находить новые решения. Важно также позволить подростку выражать свои чувства – особенно, негативного спектра, ведь чувства и эмоции возникают не сами по себе, а как ответная реакция.

Не бывает неуместных эмоций, но, при этом, репертуар способов эмоционального реагирования можно и нужно развивать. И, конечно, искать способы конструктивного выражения эмоций – как можно выразить ярость, не швыряя учебники в стену?

Как можно пережить отчаянье, не голодая, а тревогу – не набивая себя едой под завязку? Это чисто гипотетические примеры о том, что чувствам необходимо искать способ проживания, а не подавлять их. Чувства возникают в контакте со средой, и пока они не будут прожиты – будут подавлены, а подавленные чувства влияют на наше состояние и поведение в неявной, и потому, часто, неуправляемой форме.

Какие важные слова, исходя из своего опыта, вы хотели бы сказать родителям подростков?

– Мы все живем в эпоху неопределенности. Стресс и тревога – адекватный психический ответ на текущую ситуацию. Было бы странно, если бы взрослые были в напряжении, а подростки вообще не переживали о ситуации.

И задача родителей подростков не в том, чтобы исключить стресс, задача в том, чтобы научить детей управлять им и не доводить до эмоционального истощения. И решения можно искать вместе.

Подростки, в отличие от родителей, живших в до-виртуальном мире, рождены в эпоху перемен и технологического прорыва. Они всегда жили под давлением больших объемов информации извне, они креативны, готовы к сотрудничеству – не исключено, что им есть чему нас, родителей, научить. И это всегда хороший опыт, признание ценности друг друга, взаимопомощи, а не действий одностороннего порядка. Ну, и конечно, общаться с ребенком с позиции “я – хороший родитель, ты – хороший ребенок”, и только в границах уважительного отношения к формирующейся личности молодого человека.

Материал подготовлен в рамках проекта поддержки Совета министров Северных стран ”Saglabāt Liepāju multikulturāli spēcīgu”.

Популярные

Autorizēties

Регистрироваться

Klikšķini šeit, lai izvēlētos attēlu vai arī velc attēla failus un novieto tos šeit.

Spied šeit, lai izvēlētos attēlu.

Снимок должен быть в формате JPG, максимальный объем - 10Mb.

Регистрироваться

Lai pabeigtu reģistrēšanos, doties uz savu e-pastu un apstiprini savu e-pasta adresi!

Забыл пароль

PALĪDZĒT IR VIEGLI!

Atslēdz reklāmu bloķētāju

Portāls liepajniekiem.lv jums piedāvā svarīgāko informāciju bez maksas. Taču žurnālistu darbam nepieciešami līdzekļi, ko spēj nodrošināt reklāma. Priecāsimies, ja atslēgsi savu reklāmu bloķēšanas programmu.

Kā atslēgt reklāmu bloķētāju

Pārlūka labajā pusē blakus adreses laukam ir bloķētāja ikoniņa.

Tā var būt kāda no šīm:

Uzklikšķini uz tās un atkarībā no bloķētāja veida spied uz:
- "Don`t run on pages on this site"
vai
- "Enabled on this site"
vai
spied uz