Понедельник, 28. сентября Sergejs, Svetlana, Lana

Зависимые от адреналина

Зависимые от адреналина
04.03.2007 18:07

0

Atslēgvārdi

«Если бы я была президентом, я бы учредила Знак благодарности и первый вручила бы лиепайской скорой помощи, которая меня – 73-летнего человека – вернула к жизни, – так в своем письме пишет одна лиепайчанка. – Я вокруг себя ничего больше не видела и не чувствовала, опомнилась в отделении интенсивной терапии больницы, поэтому никого из вас даже не видела, но я хочу выразить вам самую большую благодарность за ваш героизм в будничной работе, в сложных ситуациях, спасая жизнь человека. Спасибо, мои милые!» Это всего лишь одна ситуация. Для медиков, санитаров и шоферов службы неотложной помощи спасение жизни – будни.

Некоторые благодарят, некоторые встречают медиков с угрозой. Чтобы хоть немного ознакомиться с буднями этих людей, наш корреспондент однажды ночью присоединилась к людям этой службы. Небольшой обзор происшествий этой ночи и предлагаем своим читателям.

 

1-й час

Часы показывают 21.00, когда мы прибыли на место расположения службы неотложной медицинской помощи на ул.Републикас, 5. Там дежурят три бригады. Две – в Центральной больнице, где находится также диспетчер. Оттуда также поступают сообщения о вызовах. Одна бригада только что вернулась – у 45-летнего мужчины сильная ангина. У врача не был по крайней мере лет десять, своего семейного врача не знает, ситуация серьезная, но в больницу ехать отказывается. Начальник службы Ингрида Яковицкая расспрашивает коллегу, которая там побывала, о ситуации. Она рассказала, что оказала возможную помощь и предупредила на следующий день непременно вызвать дежурного врача. Сделает ли это мужчина, этого она сказать не может.

Днем произошла авария – автомашина, в которой находились две женщины и двухнедельный младенец, врезалась в дерево. Обе женщины пострадали и помещены в больницу. У малыша травм не было, но и он передан на обследование больничным коллегам. Медикам скорой помощи этот случай не дает покоя весь вечер, впоследствии они выяснили, что с малышом все в порядке и папа ребенка забрал домой. Хорошо, что так!

 

Пока нет вызовов, сидим в уютном помещении кухни. Пьем кофе, и медики вспоминают разные случаи. Недавно помощь понадобилась одной женщине на аллее Звейниеку. Дом вот уже которой год не отапливается, женщина, страдающая тяжелой формой сахарного диабета, лежит, одетая в пальто, которое пропиталось мочой, и у нее фактически нет ни одного близкого, который смог бы за ней ухаживать. Там же бывший муж женщины и сын, которые не понимают, что делать. Фельдшер Агра Шнейдере и доктор Ингрида Яковицкая говорят: это один из многих случаев, когда семейные врачи должны позаботиться о своих зарегистрированных пациентах, оформив им социальный уход. К этой женщине скорая помощь отправляется регулярно.

Ежедневно неотложная помощь выезжает в среднем на 40 – 60 вызовов. Как считает доктор Яковицкая, примерно одна треть из них связана с употреблением алкоголя. Такие у нас будут и этой ночью.

 

На часах 21.42. Поступил вызов – на ул.Елгавас без сознания лежит мужчиной с разбитой головой. По селектору объявляют номер бригады, которая отправится в путь, и все уже на месте: врач, фельдшер, санитар, шофер. Медики по пути надевают резиновые перчатки, поскольку придется иметь дело с кровью. А.Шнейдере не скрывает, что несколько лет назад она от одного пациента, случайно уколов руку шприцем, инфицировалась гепатитом В. Угроза инфекции в этой профессии реальная.

У Трамвайного моста водитель включает маячок – нельзя медлить, поскольку сильный мороз, а человек лежит на улице. Когда мы подъехали, пострадавший уже пришел в себя и сидел. Голова в крови. Родственница рассказала, что мужчина выгуливал собаку, упал и получил травму. Медики осматривают рану, перевязывают, санитар с шофером достают кресло-коляску и пострадавшего везут в машину, чтобы доставить в травмпункт Центральной больницы. Мужчина невнятно рассказал, что алкоголь употребляет вот уже второй день. По дороге у него измеряют кровяное давление, санитар держит наготове сосуд и мешочек на случай, если у получившего травму начнется рвота. Но все обошлось, и медики передали его коллегам из травмпункта. Доктор Яковицкая заполняет целую кучу документов, и мы отправляемся обратно. Санитар тем временем уже убрал и продезинфицировал салон автомашины.

 

2-й час

На пути из больницы в центр города слышим, как по рации вызов получает другая бригада – у ребенка повышенная температура и сильная рвота. Уже 11-й час вечера, когда мы снова оказываемся на улице Републикас. Все бригады выехали по вызовам. На кухне недопитый кофе остыл. Там же остаемся ждать следующего вызова. Впоследствии к нам присоединяется доктор Диана Рутковская. Она в медицине работает 14 лет и все эти годы провела в скорой помощи. Она не скрывает, что были моменты, когда она думала об уходе, когда эмоций и переживаний было слишком много и казалось, нет больше сил выдержать это напряжение и стресс, какие бывают в этой работе. «Мы в любой момент должны быть готовыми к любой экстремальной ситуации, – так специфику этой работы пояснила Ингрида Яковицкая. – И одновременно эти ситуации, в ходе которых ты мгновенно видишь результат своей работы, и являются тем, что удерживает здесь медиков». Она провела на этой работе пять из 26 проработанных в медицине лет. Агра Шнейдере на «скорых» работает седьмой год, в медицине в целом – 30. «Мы тут являемся зависимыми от адреналина», – в шутку говорит она, серьезно заметив, что ей никогда, какими бы ни были ситуации, не приходило в голову уйти из медицины. И отсюда она никуда уходить не собирается. Во-первых, работа нравится, во-вторых, коллектив. «Столь хорошие коллеги не во многих местах», – добавила она. И.Яковицкая с этим полностью соглашается, но, говоря о зависимости от адреналина, она все-таки сомневается, может ли человек долго это выдержать.

В эту ночь дежурит также фельдшер Тамара Паламарчук. Она здесь работает 30 лет. И тоже уходить не собирается. Те, у кого стаж несколько десятков лет, охотно передали бы свой опыт младшим коллегам, только одна проблема – нет молодых, которые хотели бы в этой службе работать. Если фельдшеры и приходят, то врачей нет. Вот уже в течение нескольких лет не было ни одного нового.

22.28. Одна из бригад, которая недавно вернулась, снова отправляется по вызову. Мы сидим и ждем, когда наступит наш черед. Тем временем медики вспомнили случай, который произошел недавно. Был получен вызов, что у женщины начались судороги. Медики прибыли и поняли, что произошло отравление. Тем временем судороги начались у еще одного обитателя квартиры, а затем упал и третий. «Тогда я поняла, что это угарный газ, – говорит А.Шнейдере. – Быстро вызвали на помощь еще одну бригаду, я хотела открыть окна, но они заколочены, чувствую, что сама вот-вот упаду. Пострадавших пронести через двор невозможно – двери заперты. Хорошо, что наш санитар Айгар Рукутс не растерялся, разбудил соседей и раздобыл ключ». И.Яковицкая, в свою очередь, добавила, что есть немало случаев, когда приходится терять время в поиске нужной квартиры. «Поэтому я прошу диспетчеров, чтобы всегда предупреждали, что люди должны нас встречать, но это бывает редко», – говорит она.

 

3-й час

Часы показывают 23.15. Вызов в гостиницу «Лива» – одной женщине стало плохо. Заходя, медики предупреждают, что вместе с ними корреспондент – нет ли возражений. Если есть, я остаюсь в сторонке. Так происходит и на сей раз. В номере гостиницы медиков встречает полуголый мужчина и сообщает, что секса у него с лежащей в постели женщины не было, но у нее начался приступ и женщина покраснела. Медики обследуют больную. Тем временем мужчине стало скучно, и он начинает беседу. Он, мол, из другого города и в каждом городе у него по женщине. Может ли он сфотографировать корреспондентку? И попросить адрес э-почты. На мгновение мужчина обращается к медикам: что теперь будет с женщиной? Доктор поясняет, что ей нужен покой. «Тогда уж никакого секса?» – переспрашивает он.

 

«Больной нужен полный покой», – повторяет доктор. И он снова обращается: нельзя ли предложить рюмочку водки. Нет, спасибо! Ну, хорошо, тогда он сам выпьет. Медики собираются уходить. Мужчина на мгновение хочет их задержать – мол, он спустится вниз и купит для них какой-нибудь «презент». Спасибо, не надо! В вестибюле гостиницы короткая беседа с дежурной – мужчина, полуголый и сердитый, бегал по гостинице, напугал ее не на шутку. «С женщиной будет все в порядке?» – спрашивает она с тревогой.

Возвращаемся «домой». Доктор Яковицкая по телефону связывается с другой бригадой – в больницу нужно доставить тяжело больного человека, женщины-медики не могут поднять, в бригаде нет санитара, их не хватает, а шофер один не в силах справиться. Связываемся с другой бригадой и санитар найден. Доктор говорит, что нехватка людей в скорой помощи катастрофическая. А.Шнейдере хвалит санитаров, также Марциса Аболиньша и Айгара Рукутса, которые дежурят этой ночью – очень хорошие помощники, они по одному взгляду понимают, что делать.

 

Недавно у санитаров и водителей проходили курсы, чтобы они были умелыми помощниками медиков. И в ту ночь Марцис и Айгар продемонстрировали настоящий эффект присутствия незримых ангелов – они уже по действиям медиков знают, что нужно подать, что взять, что подготовить и другие важные дела. Доктор Яковицкая добавила, сколь важным является такое содействие. Особенно, когда на счету каждая секунда.

 

4-й час

Уже заполночь. Меня начинает клонить ко сну, а медики как-то странно спокойные и даже не зевают. Доктор Яковицкая, правда, говорит, что это спокойствие очень обманчивое. Вот-вот может последовать вызов, который его прогонит. Пока нет вызова, медики и водители могут подняться на второй этаж в помещения для отдыха, присесть, посмотреть телевизор и отдохнуть. Засыпают также на мгновение, но все равно слышат, если кто-то ходит или даже шевельнется. Вот-вот, возможно, придется вставать и отправляться по вызову. Снова сидим на кухне.

Разговариваем о платных вызовах. Есть большая часть людей, которая не обращается за помощью к семейному врачу, а будь то день или ночь – вызывают только скорую. И удивляется, если за визит требуют плату. Почему?

 

«Мы – неотложная помощь, а это означает, что бесплатной помощь бывает в ситуациях, опасных для жизни», – так упрощенно объясняет доктор Яковицкая.

 

А как объяснить вызов, когда нас ночью вызывают к человеку, у которого вот уже неделю болит зуб? Больше не может терпеть. Мы можем лишь сделать обезболивающий укол, ничего другого. Или опять другой случай – человек хочет, чтобы ему измерили кровяное давление и проверили уровень сахара в крови. Доктор Диана Рутковская заметила, что есть такие семейные врачи, которые своим приписанным пациентам говорят, чтобы вызывали скорую, если что-то не так.

 

Часы показывают 0.45. Вызов в Эзеркраст – 63-летняя госпожа не чувствует правой стороны. На сей раз отправляюсь вместе с другой бригадой. С доктором Рутковской и фельдшером Паламарчук. Ситуация действительно серьезная, оценивает доктор. Она с фельдшером и санитаром проводит необходимое обследование и предлагает отправиться в больницу. Женщина соглашается – она к этому частично уже подготовилась. Санитар Айгар помогает ей взять все необходимое, успокаивая, чтобы не тревожилась. Женщина недоумевает, от чего так произошло, не было ведь никакого волнения. Отправляемся в больницу. Проходит час и мы снова возвращаемся на «базу».

 

5-й час

Снова сидим на кухне и пьем чай. Медики рассказывают, что отношение многих людей к своему здоровью все еще очень непонятное и халатное. «Взять хотя бы прививки, – А.Шнейдере приводит пример. – От дифтерии они бесплатные. Но многие все равно их не делают». Она вспоминает об одной больной дифтерией, которая также не делала прививок и которую доставили в больницу. Поднимаясь по лестнице в инфекционное отделение, женщина сказала, что вряд ли больше по ней сама уже спустится. «Хотя она была больной, ничто не свидетельствовало, что может случиться что-то неладное, – вспоминает фельдшер. – А через два часа мы узнали, что она действительно скончалась – столь стремительно болезнь прогрессировала, хотя вакцинирование могло спасти жизнь женщины».

 

В свою очередь, доктор Рутковская вспомнила случай, когда она сама сильно испугалась. Вызов был в одну квартиру. Мужчина сказал, что он взволнован и не может уснуть. «Мы были готовы к некой неуравновешенной ситуации, и так и было, – говорит она. – Звоним в дверь, но никто не впускает. Звоним еще раз, потом еще, вызываем на помощь полицию. Затем двери медленно открылись, и мы увидели вооруженного двумя большими кухонными ножами человека. Хорошо, что полицейские сумели с ним спокойно поговорить, чтобы он положил ножи».

 

Другие коллеги добавили, что это не единственная такая ситуация – с агрессивностью приходится считаться. «Мне совсем недавно в одной квартире пригрозили – или я отвезу больного в больницу, или меня убьют», – говорит доктор Яковицкая. И добавляет, что иногда агрессивность близких проявляется уже при встрече, но в таких случаях не стоит пытаться что-либо доказывать и вступать в разговоры, нужно приступать к делу, чтобы не терять времени. И все-таки были также случаи, когда медики вполне реально пострадали от такой агрессивности.

 

6-й час

Второй час ночи. В настоящее время на месте все бригады. Как бы затишье. Медики вспоминают первую ночь этого года. Она была сумбурной. Три вызова к пострадавшим от колотых ран, в одном случае погибла девушка. Уже с самого утра, когда смена вот-вот должна была закончиться, был получен вызов на вокзал. «Нам сообщили, что там находится мужчина с перерезанным горлом, – говорит доктор Яковицкая. – Мы поехали, и действительно – двое тащат третьего, у которого перерезано горло. Хорошо, что задета была лишь поверхность. Пока те двое его тащили, пострадавший курил и кровь струйками стекала по куртке».

 

Мы вернулись к отношению к здоровью своих близких и родных. Доктор Рутковская сказала, что иногда она удивляется отношению родственников больных людей к близкому им человеку. «Приехали к одной больной, положение действительно тяжелое, старая женщина в блевотине, обделавшись, а родственники ждут нас, – рассказывает она об одном случае. – Обследовали – человека нужно доставить в больницу. Говорим, чтобы помыли, одели в чистую одежду и через некоторое время мы увезем. А близкие удивляются – как это, разве вы не будете мыть. Нет! Когда мы приехали через некоторое время, они этого еще не сделали, нам пришлось ждать еще. И это не единственный такой случай». Медики вспоминают, что был даже случай, когда у одного мужчины, еще живого, по ране ползали черви.

 

7-й час

Третий час ночи. Клонит ко сну, но пытаюсь не зевать. Медики все еще кажутся бодрыми. Я им удивляюсь. Возможно, что в другом случае они отправились бы отдохнуть, но не этой ночью – они рассказывают о пережитом ими. Мне интересно слушать их рассказы.

 

2.40. Вызов в Чертову деревню – мужчине стало плохо с сердцем. Давление изрядно повышенное. Ему делают кардиографическое обследование, дают таблетки и делают укол. Еще раз измеряют давление. Оно немного снизилось. Мужчина два дня назад был у семейного врача, давление «прыгает» вот уже лет восемь. Убедившись, что все будет в порядке, медики уходят, правда, заметив, чтобы завтра непременно вызвал врача. Это серьезно!

 

8-й час

Когда возвращаемся на ул.Републикас, уже четвертый час. Одна бригада на месте, другая – на выезде.

 

3.15. В больницу нужно доставить беременную женщину, у которой воспаление легких. В путь отправляется другая бригада. Мы говорим о темном времени суток. Для медиков и водителей неотложной помощи это проблема. Особенно неосвещенные внутренние дворы домов. Поэтому в каждой машине есть яркие фонарики – их часто приходится пускать в ход, чтобы найти нужный адрес, а также в темных коридорах домов нужную квартиру. Да, и еще эти собаки. Особенно на хуторах. Пожалуйста, присмотрите за ними, если ожидаете помощь! «Люди нас успокаивают, что собачка, мол, не кусается, – говорит доктор Рутковская. – Может быть, и не кусается, но она защищает своего хозяина, и, если мы ему что-то делаем, собаке кажется, что его нужно спасать».

 

И еще мы говорим о том, как каждый из нас умеет оказывать неотложную помощь. Мои собеседники считают, что многие умеют и в критических ситуациях могут быть хорошими помощниками, но они боятся это делать или же забыли. Иногда, может быть, даже не представляют себе, что их помощь может быть столь необходимой. «Взять хотя бы случаи с утопающими, – говорит А.Шнейдере. – Пока мы приедем и восстановим дыхание, часть клеток мозга уже погибает, что, возможно, не случилось бы, если окружающие сделали бы искусственное дыхание». И они добавляют, что то же самое в случаях кровотечения – многие умеют его остановить, но почему-то боятся.

 

Хочется спать, и я собираюсь домой. Охотно осталась бы до утра, но усталость берет свое. Прощаясь, доктор Яковицкая еще подчеркнула: «Мы должны поблагодарить всех людей, которые нам доверяют!»

 

«Спокойных вам оставшихся часов!» – пожелала я, отправляясь домой, хотя теперь понимаю, что спокойствие в этой службе обманчиво.

 

Кристине Пасторе,

«Курземес Вардс» 

 

 

Травмы, полученные в пьяном виде, – будни медиков неотложной помощи.

 

Полночь. Минута отдыха на уютной кухне: Ингрида Яковицкая, Агра Шнейдере и Диана Рутковская. Их спокойствие обманчиво, поскольку в любой момент может поступить вызов и придется оставить недопитый чай и поспешить кому-то на помощь.

Šobrīd aktuāli

Distances līgums

Seko mums

Autorizēties

Reģistrēties

Klikšķini šeit, lai izvēlētos attēlu vai arī velc attēla failus un novieto tos šeit.

Spied šeit, lai izvēlētos attēlu.

Attēlam jābūt JPG formātā, max 10MB.

Reģistrēties

Lai pabeigtu reģistrēšanos, doties uz savu e-pastu un apstiprini savu e-pasta adresi!

Aizmirsu paroli

PALĪDZĒT IR VIEGLI!

Atslēdz reklāmu bloķētāju

Portāls liepajniekiem.lv jums piedāvā svarīgāko informāciju bez maksas. Taču žurnālistu darbam nepieciešami līdzekļi, ko spēj nodrošināt reklāma. Priecāsimies, ja atslēgsi savu reklāmu bloķēšanas programmu.

Kā atslēgt reklāmu bloķētāju

Pārlūka labajā pusē blakus adreses laukam ir bloķētāja ikoniņa.

Tā var būt kāda no šīm:

Uzklikšķini uz tās un atkarībā no bloķētāja veida spied uz:
- "Don`t run on pages on this site"
vai
- "Enabled on this site"
vai
spied uz