Чтобы обеспечить удобное пользование порталом и улучшить функциональность, мы используем файлы cookie. Продолжив смотреть эту страницу, Вы соглашаетесь на сохранение файлов cookies в памяти вашего электронного устройства. Продолжить Больше информации

Суббота, 7. декабря

Именины: Anta, Antonija, Dzirkstīte

Дружба – это святое

Ключевые слова беседа

В момент, когда какое-то прекрасно созданное животное на сцене кукольного театра с увлечением поет свою любимую песенку, за ширмой находятся несколько актеров, которые отдают маленьким существам не только свой голос, но и вкладывают в них также свой характер и энергию. Одна из них – актриса Лиепайского кукольного театра МАДАРА ЭНКУЗЕНА. «Я не считаю себя актрисой, не хочу относить к себе этот шаблон. В моей жизни есть и многие другие дела, которые меня характеризуют, например, лошади. А так я просто Мадара», – говорит она.

– Где ты выросла?

– В детстве я очень много времени провела в местечке Зурас, под Вентспилсом, а вообще-то я лиепайчанка. В Зурас нас была целая компания – я, брат, двоюродный брат и двоюродная сестра. Мы пасли коров и плавали в гробу по Венте… Даже до 28-летнего возраста я так считала. Там же была гора Криткалнс, где во время войны хоронили воинов и можно было найти кости, и нам казалось, что черный ящик, в котором мы спускались по Венте – гроб. Мы плыли, через щели просачивалась вода, но взрослым об этом нельзя было говорить. Недавно мы встретились в кругу родных и разговор зашел на эту тему, и выяснилось, что это был просто черный ящик.

– А каковы были успехи в школе?

– Двенадцать лет я проучилась в Лиепайской 5-й средней школе им.Дружеского призыва, очень хотела поступить в художественную училище после девятого класса, но у меня были очень хорошие оценки по математике, даже экзамен сдала на десять. Учительница уговорила меня, чтобы я осталась в средней школе, поскольку в художественной школе я подорву свое здоровье, ведь все художники ведь – богема. Я осталась в классе экономики. Учеба мне не давалась, но я окончила школу. Я считаю, что не нужно руководствоваться оценками основной школы, мол, по этому предмету у тебя хорошая оценка, значит это твое. Это абсолютно не является показателем. Мне нравились театральные кружки. У нас в классе было две театральные труппы, мы репетировали и ставили спектакли. В данном случае, скорее всего, следовало заметить не оценки по математике, а рвение заниматься после уроков.

– Дальше нужно было выбирать карьеру?

– Да, я хотела поступить в Академию культуры на факультет актеров и режиссеров. В тот год принимали на актеров, но я испугалась вступительных экзаменов. Актерам нужно было говорить и петь – это я смогла бы, но третьим условием было – танец в свободной импровизации. Это меня подвело, я знала, что не смогу это сделать. Поступила на социального работника, окончила учебу. Но в результате все равно оказалась в театре. Я вообще не утомляла себя переживаниями – я здесь и сейчас, есть предложение – беру.

– Работала ли ты в качестве социального работника?

– Да. Однако поняла, что это не мое. Очень хочется помочь людям, но единственное, что я, как социальный работник, могу сделать – выслушать этого человека.  В моем понимании это не социальная работа. Когда ты понимаешь, что этим людям нужна реальная помощь, ты чувствуешь себя лузером. Повседневная жизнь такова, какая она есть. Для моего эгоизма это был тяжелый момент, когда я поняла, что я не могу им помочь даже в такой профессии. Нет, спасибо.

– Как ты стала работать в Лиепайском кукольном театре?

– Была вакансия, меня пригласили планировать спектакли и другие дела. Мне очень нравилось, что я в театре, но планирование и телефонные звонки не совсем у меня получались, я делала, что могла, но… Я поговорила с Лелде Каупужей, она предложила мне прийти на пробы, я приняла участие в небольшом спектакле, а затем пошла к директору театра и сказала, что не хочу больше планировать спектакли, а хочу играть и совмещать эти работы не могу. Так все и произошло. Вообще-то я работала на многих работах: официанткой, няней, продавцом, социальным работником, оператором ввода данных, в шведском такси принимала звонки, но со мной бывает так – начало интересное, все осваиваю, становлюсь хорошим работником, и когда все удается – мне надоедает. Я начинаю искать что-то новое, но там сценарий такой же. Единственное, что мне не надоедает – это театр, где в целом я работаю уже семь лет.

– В кукольном театре тоже был перерыв, что произошло?

– Это был тяжелый период. Мы много работали, нас осталось трое актеров. Нагрузка была огромной, но мы не чувствовали поддержки. Не столько материальной, как моральной. Это было вопросом отношения. И мы все трое коллективно ушли, желая показать, что можем ударить кулаком по столу. Затем мы создали Новый Лиепайский театр. Это было чудесное время. Но и это было только каким-то периодом в нашей жизни. Все удавалось великолепно – мы объездили всю Латвию, сотрудничали с чудесными режиссерами. В конце концов, каждый из нас пошел своим путем – один учиться, другой создавать бизнес.

– И все-таки ты после этого вернулась?

– Да, мне трижды предлагали, говорили, что изменились система и управление – я не соглашалась. Согласилась, когда попросили в четвертый раз, и вот уже второй сезон как я вернулась.

– Могла бы ты работать в большом театре?

– Если бы у меня были такие способности и мне предложили бы играть в большом театре, мне кажется, я психологически не могла бы перенести. Это мне кажется огромной нагрузкой. Конечно, и в кукольном театре нелегко. Чтобы оживить куклу, ее надо чувствовать. Но видишь ли, не все актеры могут управлять куклой и не все кукольники могут быть хорошими актерами. Часто дискутируют о том, где легче (или труднее) в кукольном или большом театре. Это две разные профессии.

– На что ты уповаешь в крайних жизненных ситуациях – на судьбу, на Бога?

– Каждый день и каждое мгновение отличаются. Иногда достаточно, если ты можешь положиться на себя. Когда нет больше вариантов, тогда есть Бог. Недавно была ситуация, когда моя лошадь понеслась по мокрой лужайке, без подков. Она бежит и бежит, по прямой еще ничего, но на поворотах я цеплялась за гриву и молила Бога, чтобы только она не поскользнулась и не упала. И это сработало, мы живы и здоровы. Но в глобальном смысле я считаю, что каждый из нас сам себе создает условия и каждый следующий день, мгновение и событие вытекают из того, что мы сегодня сказали, сделали и куда направили свои мысли. Это потом и пожинаем – будь-то через день, неделю или год.

– Каких людей ты предпочитаешь видеть вокруг себя?

– Я очень разборчивая и очень требовательная к людям. У меня есть два друга, и я не очень жажду иметь больше, поскольку тогда я не могла бы посвятить им достаточно времени. Дружба это нечто большое и святое, ты не можешь воспринимать это поверхностно. Да, у меня есть несколько знакомых и я никогда не откажу им в помощи, мы можем встречаться, беседовать. Но настоящих друзей у меня двое. Если бы я хотела с каждым формировать столь глубокие отношения, то я не могла бы работать, у меня не было бы времени. Но я очень разборчивая и критериев у меня много. Не то, чтобы я посмотрев на человека я говорю – ты уходи, а ты подойди поближе. Нет! Это выкристаллизовывается во время жизни. Ход мыслей может быть отличительный, главное, чтобы совпадали ценности, чтобы было взаимопонимание. Чтобы попасть в мой круг, нужно постараться. Но вообще-то я очень дружелюбная.

– В отношении лошадей ты тоже разборчивая, или же лошадь выбирает тебя?

– Мне кажется, что меня Пагунда выбрала меня. Мне стало ее жаль, она была отчужденной и очень чуткой. Ей не подходили те методы тренировок, которые были выбраны, и она нашла меня. Я ее отвела в другой дом, приласкала, накормила, обучила. Теперь она в месте, где у нее все есть и сейчас я ей больше не нужна. Конечно, между нами все еще есть нечто особое, какая-то связь, но она очень своенравная и я тоже такая, бывают случаи, когда нам нужно подстроиться друг под друга.

– Ты стараешься вовлечь лошадей в какие-то социальные проекты?

– Да, пару лет назад вместе с работниками «Пиеюрас слимница» мы привозили больных детей к лошадям. Интересным было то, что какой сложной ни была бы моя лошадь, она очень хорошо чувствовала этих детей. Были даже такие ситуации, когда мне казалось – будет худо. Маленький ребенок с вытянутыми руками бежит за лошадью и хватает ее за задние ноги. Все знают, что никогда нельзя подходить к лошади сзади, это ее мертвая зона, она может брыкнуть. Она поворачивается, видит этого маленького ребенка и выражает удовлетворение. Она подходит к детям и тихо ржет. Мы даже не подозревали, насколько правильной была мысль отвезти детей именно к этой лошади.

– Почему это не продолжилось?

– Во-первых, это был разовый проект, финансирование в дальнейшем не было предоставлено. Во-вторых, у Пагунды нет сертификата, и у меня нет соответствующего образования, чтобы проводить такую терапию. В настоящее время в Латвии, мне кажется, есть лишь две девушки, которые учились в Америке и предлагают психологическую связь между лошадьми и людьми в качестве терапии. Если бы я хотела это освоить, мне бы пришлось все бросить и отправиться за границу учиться. Но детям занятия с лошадьми очень помогают, хотя часто общество не верит, что это работает.

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

МАДАРА ЭНКУЗЕНА

* Родилась 11 января 1986 года.

* Актриса Лиепайского кукольного театра.

* Училась в Лиепайской 5-й средней школе им.Дружеского призыва.

* Имеет степень магистра в социальной работе.

* Имеет трех кошек: Маргриетиня, Виелите и Онслов и собаку – Фриду, помесь хаски и маламута.

* Вот уже семь лет является владелицей кобылы Пагунды.

* Про вторую половинку говорит так: «Лошадь у меня уже есть, а принц еще где-то гуляет».

  • Комментарии (0)
  • 0
  • 0
  • 0
+ просмотреть все Осталось символов: 500

Добавить комментарий

Портал liepajniekiem.lv не несет ответственности за добавленные к статьям комментарии. Призываем соблюдать толерантность, рамки приличия и обходиться без грубости.

На портале запрещено размещать:
- Неэтичные, грубые комментарии, комментарии, которые предоставляют лживую информацию,
- Комментарии, которые противоречат законодательству ЛР,
- Комментарии, расистского характера и разжигающие этническую нетерпимость,
-Информацию коммерческого характера или любого рода рекламу и агитацию.

В случае несоблюдения правил, liepajniekiem.lv имеет право удалять комментарии, закрывать доступ к комментариям и сообщать правоохранительным органам.

Внимание!!!
Чтобы снизить возможности на портале манипулировать мнением и настроением комментаторов, комментарии, авторы которых участвуют в дискуссиях под разными никами, будут выделены серым цветом. Так как этот процесс технический, то возможны ситуации, при которых окрашенные комментарии могут быть не от одного автора, или же неокрашенные комментарии могло писать одно и то же лицо.

Люди

Saistītās ziņas

Pamanīji neatbilstošu saturu? Būsim pateicīgi, ka par to informēsi mūs!