Чтобы обеспечить удобное пользование порталом и улучшить функциональность, мы используем файлы cookie. Продолжив смотреть эту страницу, Вы соглашаетесь на сохранение файлов cookies в памяти вашего электронного устройства. Продолжить Больше информации

Понедельник, 11. ноября

Именины: Nellija, Ojārs, Rainers

«Я никогда не был в ЧК»

Ключевые слова беседа

«Жизнь меня в свое время бросала в фонтан и струей поднимала вверх», – говорит ЯНИС ШИПКЕВИЦ, который теперь отдал долг городу детства – Лиепае. Он всегда охотно давал интервью, но это первый раз, когда известный журналист периода Пробуждения комментирует так называемые мешки ЧК, в которых находятся также имена ведущих телепередачи «Лабвакар».

– Вы говорили, что в Лиепаю можете ездить с завязанными глазами.

– В жизни я столько раз ездил по этой дороге, что по поворотам и деревьям могу сказать, сколько еще осталось до Лиепаи. В последнее время я в Лиепае бываю из-за своих детей и работы. У сына с группой «Инструменти» в Лиепае время от времени проходят концерты, дочь Тина в прошлом году собиралась поступить в Лиепайский университет. Еще здесь в Лиепае ищу какое-то местечко, поскольку, с тех пор как моя приемная мать, которая в Лиепае прожила 93 года, ушла в иной мир, у меня здесь нет никакой точки опоры. Но я очень хотел бы, чтобы у меня в Лиепае было где остановиться.

Работая на радио SWH, я всегда старался быть причастным к Лиепае. Так это было, когда в свое время начало вещание радио «SWH Курземе», и в прошлом году, когда мы победили в конкурсе за частоту в Лиепае. Я понял, что эту частоту нужно отдать лиепайским студентам, позволить им самим управлять эфиром. 2 сентября мы открыли новое радио «SWH Spin» в Лиепайском университете. Это мой долг, который я как представитель масс-медиа, хотел отдать своему городу.

«SWH Spin» в Интернете можно услышать во всем мире. Его может слушать также Кристап Порзиньгис в Далласе. Хорошо, что радио выдержало этот технологический прорыв, вызванный вторжением Интернета. От него пострадали многие сильные масс-медиа, но радио своевременно поняло реальность Интернета и мы к нему приспособились так, что Интернет стал нашей мельницей. Именно поэтому также «SWH Група», крупнейшая группа коммерческого радио в Латвии, достигла огромной цифры – 706 тысяч слушателей в неделю, чему мы сами очень рады. Частично, конечно, это благодаря транспортным пробкам. Водитель, находясь в пробке, не может читать, поскольку должен следить за происходящим вокруг, но у него остается верный друг – радио. Поэтому дружба радио со своим слушателем столь устойчива и, по-моему, также незаменима.

– Вы обрели широкую известность, работая на телевидении, но во время учебы в вузе вы писали статьи в лиепайской газете «Коммунист».

– Да, меня с газетой «Курземес вардс» связывают глубокие корни. Символичным кажется то, что здесь же за углом находится улица Радио. Этот угол является перекрестком моей дальнейшей творческой жизни. Во время учебы в восьмом классе Лиепайской 1-й средней школы я твердо решил стать журналистом и стал себя к этому готовить. В то время попасть на факультет журналистики было очень трудно, поскольку там был огромный конкурс, около 40 человек на одно место. Для парня пытаться поступить на этот факультет означало риск – если не поступишь, придется идти служить. Успеть подать документы на другой факультет уже нельзя было. Поэтому я себя серьезно к этому готовил. Мне нужно было собрать также какое-то портфолио с работами. Моя, если так можно сказать, крестная мать в газете «Коммунист» Ольга Лапуке очень помогла, учила, как молодому журналисту преподнести и показать себя.

– Правда, вы родились в Риге.

– Да, поскольку моя мама была рижанкой. Отец ее бросил, когда я родился. Своего отца я видел лишь два раза и только на фотографиях. Насколько я понял, моя мама его очень любила, но отец меня не признавал. Я не могу себе представить, чтобы я смог не интересоваться одним из своих детей, даже если не мог бы найти общего языка с его матерью. Я не хочу также осуждать отца, поскольку не знаю всю правду и факты. Знаю только, что отец погиб, когда мне было 12 лет. И он ни разу меня не навестил.

В возрасте четырех лет, когда мама умерла от рака, я остался один. Совершенно один. Были две возможности – оказаться в детдоме или жить у одной из маминых сестер. Две сестры жили в Лиепае, и одна из них, Лилия Шипкевица, стала моей приемной матерью. Честь и вечная память этой самоотверженной женщине! Бог всегда что-то дает взамен того, что забирает. В тот момент, когда тебе кажется, что жизнь рушится, через какое-то время понимаешь, что это был трамплин, вызов, возможность пробиться в жизни.

Все мое детство прошло на улице Залю, 12. Сказать, что я жил бедно, значило бы, ничего не сказать. Без всяких удобств, без ТВ, велосипеда и телефона. Я ходил к соседям смотреть телепередачи. Это мне давало также какой-то импульс, поскольку, если я хотел смотреть телевидение, я должен был уметь общаться с соседями. Самым унизительным было ходить в пальто, шапке и ботинках, которые государство каждый год предоставляло сиротам. Мне было стыдно выходить в этом на улицу. Казалось, что все показывают пальцем, мол, посмотри, он как из богадельни.

Моя приемная мать была полна решимости поставить меня на ноги, велела посещать разные занятия – кружок гитаристов, бальных танцев, играть в баскетбол, читать стихи и даже выступать вместе с Аустрой Пумпуре.

– В юбилей человек обычно оглядывается на свое прошлое. У вас в этом году были подобные размышления?

– У меня растет четырехлетний сын Оливер, и он мне недавно сказал: папа, давно я не был снова молодым. Для меня все дети были как возможность заново завести часы своей жизни. Этот рестарт меня заставляет заново пережить три жизни – с первым, вторым и третьим ребенком. Мое шестидесятилетие абсолютно не совпадает с тем, что в будни от меня можно ожидать, в большой мере благодаря тому, что я нахожусь среди молодых людей и на работе, и дома.

– Вы как-то заметили, что получили в жизни несколько болезненных ударов. Было ли таким ударом для вас то, что в «мешках ЧК» – имена всех трех ведущих телепередачи «Лабвакар»?

– Это был незаслуженный удар. Во время своей карьеры в журналистике я никогда не ставил себе цели стать формирующим мнение, поскольку в таком случае делал бы это через какую-то партию, но я даже близко не стоял ни к одной политической силе и всегда ловко обходил призывы действовать в одной из них.

Телевидение является идеологической платформой, куда попасть было намного сложнее, чем поступить на факультет журналистики. Особенно, если был только один канал. Это было случайным совпадением, что жизнь свела меня вместе с еще двумя амбициозными журналистами моего поколения. Мы стали кулаком, поскольку поняли, что в одиночку нас раздавят как блох. К этому кулаку «Лабвакар» следует причислить еще несколько людей, которые, как небольшие ручейки, сливаясь, стали большой рекой, которую нельзя преградить цензурой и запретами. Помню момент, когда после очередной передачи люди в троллейбусе мне говорили: Янис, если с тобой что-то случится, то знай, что ты можешь рассчитывать на нас. Я понял, что завоевал доверие людей. На телевидении было много попыток заглушить «Лабвакар», но это не делалось шумно, поскольку народ мог воспринять это иначе и не допустить того, чтобы нам заткнули рты.

Тем людям, которые считают, что газета «Атмода», Народный фронт, передача «Лабвакар» и остальные работавшие в то время журналисты – дело рук ЧК, могу сказать, что это полная чушь. Да, нас сразу же бы подавили или запретили, если бы мы хоть попытались пикнуть о выходе из Советского Союза, чтобы стать независимой страной. Мы это делали и ходили по тонкому льду.

Помню, как мы прибыли в Лиепаю, чтобы снимать лиепайчан, показать фестиваль «Мы – Лиепае». В клубе «Большевик» была также встреча с ведущими телепередачи «Лабвакар». Когда мы шли на этот вечер, нас обгоняли празднично одетые люди с цветами, и Ояр с Эдвином спросили: «Ты не знаешь, куда они все идут?». Я ответил: «Боюсь, что знаю. Они идут на встречу с нами». Мы поняли, сколь важной для людей является встреча и дискуссия с нами. Зал был полон, и в накаленной атмосфере люди задавали нам смелые вопросы. Мы поняли, что люди недовольны тем, что происходит в Лиепае – лидерами комсомола, партии, КГБ. И я наивно сказал: раз уж нас это очень не удовлетворяет, может быть, выйдем из этого Советского Союза. В конце 80-х годов это впервые было сказано публично, зал замолк, а через секунд 10 началась буря аплодисментов. Кто-то позволил себе выстрелить пробкой из бутылки шампанского. Затем мы такие пробки пытались выстреливать в своих передачах, и с каждым разом все труднее было затолкнуть эту пробку обратно в бутылку.

«Мешки ЧК» открыли слишком поздно. Для тех, кто не успел заскочить в поезд Пробуждения, это было последней попыткой, чтобы охаять тех, кто тогда, не думая о последствиях, выступил вперед. Хитроумно оставленную КГБ мину замедленного действия с радостью активизировали и в своих интересах ею воспользовались именно эти люди, жаждущие отыграться. Пусть кто-то из них покажет хотя бы одно мое донесение. Те, кто говорят, что ЦК компартии и КГБ сыграли главную роль в процессе Пробуждения, – лгуны, лицемеры и завистники. Люди, у которых, возможно, нечистая совесть и им хочется свалить все на других.

Я никогда не был в ЧК или на какой-то конспиративной квартире. Я разговаривал с кагэбэшниками на телевидении, без контакта с ними в то время невозможно было попасть на телевидение.

Я не рассказывал, не писал и не сообщал о каком-то другом лице. Моя совесть чиста как слеза младенца. В конце концов, пусть эти люди посмотрят одну из тех двухсот передач «Лабвакар», которые сохранились. Где мы разоблачаем деятельность КГБ и строя, копаем для них могилу. Сильный шок был, когда мы показали, как высокопоставленный офицер КГБ застрелил свою жену. Общество было возмущено.

Жизнь и время все поставят на свои места. Завистники и судьи были всегда, но если ты каждой собаке, которая вцепилась в твою штанину, будешь уделять время, вперед не продвинешься.

Получилось пространно, но нельзя в одном или двух предложениях рассказать о деятельности в журналистике Советской Латвии. Эта тема достойна книги, которую я надеюсь написать.

Визитная карточка

Янис Шипкевиц

- Родился 2 января 1959 года.

­- Председатель правления радио SWH.

- Журналист, ведущий телепередачи «Лабвакар» периода Пробуждения.

- Награжден памятным знаком участника баррикад 1991 года, офицер ордена Трех Звезд.

- Сыновья Янис, Оливер, дочь Тина.

- Хобби: музыка, книги, спорт.

  • Комментарии (0)
  • 0
  • 0
  • 0
+ просмотреть все Осталось символов: 500

Добавить комментарий

Портал liepajniekiem.lv не несет ответственности за добавленные к статьям комментарии. Призываем соблюдать толерантность, рамки приличия и обходиться без грубости.

На портале запрещено размещать:
- Неэтичные, грубые комментарии, комментарии, которые предоставляют лживую информацию,
- Комментарии, которые противоречат законодательству ЛР,
- Комментарии, расистского характера и разжигающие этническую нетерпимость,
-Информацию коммерческого характера или любого рода рекламу и агитацию.

В случае несоблюдения правил, liepajniekiem.lv имеет право удалять комментарии, закрывать доступ к комментариям и сообщать правоохранительным органам.

Внимание!!!
Чтобы снизить возможности на портале манипулировать мнением и настроением комментаторов, комментарии, авторы которых участвуют в дискуссиях под разными никами, будут выделены серым цветом. Так как этот процесс технический, то возможны ситуации, при которых окрашенные комментарии могут быть не от одного автора, или же неокрашенные комментарии могло писать одно и то же лицо.

Люди

Saistītās ziņas

Pamanīji neatbilstošu saturu? Būsim pateicīgi, ka par to informēsi mūs!