Чтобы обеспечить удобное пользование порталом и улучшить функциональность, мы используем файлы cookie. Продолжив смотреть эту страницу, Вы соглашаетесь на сохранение файлов cookies в памяти вашего электронного устройства. Продолжить Больше информации

Среда, 13. ноября

Именины: Eižens, Jevgēņija, Jevgēņijs

Каждый однажды должен забраться на дерево

Ключевые слова беседа | семья

Фото: из архива "Augam kopā"

Лиепайчанка ЛУИЗЕ МУЛЕНА за последние годы пережила широкий спектр ощущений: стала мамой, потеряла близкого человека и параллельно всему начала карьеру, которая способствует развитию личности женщины, а также помогает расти другим. Но самое важное – трудовые будни в семейном центре «Аугам копа» («Растем вместе») проходят вместе с четырехлетним сынишкой Оливером. Если бы Луиза могла, она создала бы свободную школу, в которой к каждому ребенку обеспечивался бы особый подход и он не был бы одним из тридцати.

– Работая с детьми в повседневности, ты формируешь воспоминания детства маленьких лиепайчан. Каким было твое детство?

– Я родилась в Лиепае, росла в Гробине. Сейчас там район частных домов, а в то время вокруг были луга и деревья. Я была настоящим ребенком природы, и лазание по деревьям было одним из моих повседневных занятий. По-прежнему считаю жизнь в деревне эксклюзивной возможностью для ребенка. И для Оливера Марка, когда приезжаем в Гробиню, открывается совершенно другой отдых, он бегает, прыгает, лазает по деревьям. Я искренне верю в то, что ребенок чего-то лишается, если хоть раз не заберется на дерево.

Мне многое дало то, что до шестого класса я училась в Гробинской школе Вальдорфа. Это было фантастической возможностью и большим обретением, так как это сформировало мое нынешнее отношение к образованию. Когда школу Вальдорфа закрыли (кажется, это было вопросом ресурсов), я перешла учиться в Гробинскую гимназию. Помню своего первого классного руководителя в школе Вальдорфа Ингу Микульскую, она была фантастической, очень знающим человеком и практически все делала, руководствуясь вальдорфской педагогикой.

– Что тебе дала учеба в школе Вальдорфа?

– В этих школах царит чрезвычайно большое понимание между ребенком и преподавателем. Там меньше детей в классе, что позволяет педагогу уделять внимание каждому индивидуально. В той школе был отдельный подход ко всему, не только к детям, но и к учебному процессу. Если одни дети писали авторучками, то мы в первом классе писали мелками, и это формировало совершенно другой почерк, он был красивее. В наши дни очень большой популярностью пользуется терапия сказок, которая в вальдорфской педагогике очень активно применялась уже сто лет назад, в том числе осваивали буквы и историю. Это нечто совершенно иное, чем в школах самоуправления. Учебный процесс пронизан любовью и спокойствием. Мы учились внутренней тишине, чтобы можно было услышать и ощутить себя. Мы учились осознавать то, что все происходит согласно цикличности в природе, что мы являемся частью природы и представляем ценность уже только потому, что мы есть.

– Теперь в окрестностях Лиепаи и в Гробине школы Вальдорфа нет. Не трудно ли будет определить своего отпрыска в традиционную школу?

– Оливер еще не ходит в садик, но в сентябре, вероятнее всего, начнет посещать детсад. Сейчас у него есть своя школа, свой учебный центр «Растем вместе». Порой я смеюсь, что мне действительно немного не хватает ресурсов, чтобы создать для Оливера свободную школу. Это, конечно, большая мотивация, и у меня есть пара планов. Если не для школы, то хотя бы для начального этапа.

Могу признать, что у меня в этом отношении довольно высокие требования, например, к количеству детей в классе. Считаю, что педагог не в состоянии качественно работать, если он должен заниматься с тридцатью детьми. У меня есть опыт, когда ты учишься в классе с десятью детьми и переходишь в класс с тридцатью. Это очень влияет на способность концентрироваться! Педагог просто не в состоянии адекватно приспосабливать конкретный учебный материал к нуждам соответственно тридцати детей. Кто-то всегда будет отставать.

Недавно прочитала исследование – у 39 процентов детей в первом классе недостаточно знаний или навыков. И довольно часто именно потому, что они просто не в состоянии воспринимать информацию так быстро и таким способом, как остальные. Что же будет позже? Индивидуальный подход очень важен. Было бы прекрасно, если бы можно было обеспечить это каждому ребенку, ведь, в конце концов, они – будущие взрослые.

– Как появилась идея и началась работа в «Растем вместе»?

– После средней школы я некоторое время жила в Австрии, начала учиться в Шотландии, надеялась задержаться там дольше, но случилось так, что я влюбилась и вернулась обратно в Латвию. Мы жили в Риге, я изучала менеджмент культуры, получила представление о продюсировании фильмов, но потом о себе заявил Оливер. Мы с мужем Аленом в то время решили, что растить ребенка было бы намного лучше в Лиепае, ведь здесь все-таки море, парки, покой и тишина. Я, как дитя природы, была убеждена, что природы должно быть по возможности больше.

Переселились в Лиепаю. Когда сидела дома с ребеночком, у меня появилось желание творчески проявить себя. До рождения сына я вела очень активный образ жизни. Потом тоже требовалось саморазвитие и проявление себя в профессиональной сфере. Когда Оливеру было около пяти месяцев, мы начали работать над этой идеей. Через два месяца наша жизнь сделала большой кувырок. В течение пяти недель изменилось все, так как муж тяжело заболел и из здорового человека за пять недель… Болезнь была необратимой.

Когда Ален умер, Оливеру было девять месяцев. Мой мир в тот момент полностью рухнул. Помню то чувство, когда через три дня после смерти Алена я вышла на улицу и поняла, что жизнь вокруг меня продолжается. Совсем просто – ездят автобусы, люди идут на работу, встречаются, спешат. Мне казалось – как же так? Этот этап был очень трудным.

– Ты стала матерью-одиночкой и погрузилась в бизнес?

– Относительно понятия матери-одиночки скажу: я не думаю, что человек может быть одиноким, если у него есть семья. Мама с ребенком – это ведь семья. Это подобно информации на социальных порталах – если мужчина начинает жить с женщиной, у которой есть ребенок, то он говорит: я взял женщину с ребенком. Да, я считаю это проявлением высокомерия. По сути, мама с ребенком – уже семья, и они  принимают мужчину в свою семью. Роли могут меняться, например, папа с ребенком. Но принятие как таковое должно быть многосторонним.

Конечно, отношения с ребенком без участия партнера – особое искусство, так как нужно чувствовать тонкую грань, чтобы родитель не стал использовать ребенка как спасательный круг для себя. Даже объятия служат энергетическим обменом, и нужно следить, не передаешь ли ты ребенку свое переживание, обнимая его. Нужно уметь отпускать это и встречаться с ребенком в любви. Они единственные способны любить искренне и бескорыстно. Разве ты можешь быть одиноким, если тебя так сильно любят? Ребенок мечтает вырасти большим и быть таким как ты. Он восхищается тобой, какой ты есть, независимо от твоих достижений, внешности и других условий.

– Почему вы решили создать именно семейный центр?

– Эта идея у меня была некоторое время. Во время беременности ходила на курсы беременных, в разные школы для малышей в Лиепае, но никогда не возникало такого чувства – да, здесь я останусь. По натуре я эстет, мне нужно, чтобы было красиво и удобно, нужны ощущения. Общение тоже должно быть красивым. Во всех этих местах мне чего-то не хватало. Были вещи, которые я искала и поняла, что их здесь просто нет. И так как по натуре я труженик, а не ропщущий на то, чего нет, то взялась за дело. Так как такая потребность и идея уже были, к тому же я потеряла мужа, меня бросило не в только эмоциональное, но и и финансовое выживание, то ничего другого не оставалось, как взяться за реализацию этой идеи.

– Где ты взяла финансы для осуществления этой мечты?

– Сначала написана план и пошла в Лиепайскую городскую думу. Там мою идею одобрили, но финансовой поддержки не оказали. Тогда я решила прыгнуть в неизвестное и воспользоваться программой стартап «Алтум». Затем искали помещения, обустраивали их. Теперь я не уверена, смогла бы действовать еще раз так смело, но осознаю, что тогдашние обстоятельства заставили действовать так, как я поступила, и я этому рада, ведь все получилось замечательно! Конечно, начало было трудным, первые годы прошли в процессе приспособления, чтобы больше понимать истинные потребности наших клиентов. Обретенный опыт постоянно заставляет вновь и вновь что-то менять. Недавно я просматривала документы и нашла начальный план, и мне показалось – ужас! В нем совершенно все другое, по сравнению с нынешним положением. Я постепенно приспосабливалась к потребностям клиента, и удалось дойти до того, чем являемся сейчас.

– Как твою идею встретили лиепайские родители – с распростертыми руками и изучением предложения или все-таки потребовалось время, чтобы проявить себя?

– В самом начале нас не сбивали с ног, то было время разгона, к тому же репутацию нужно заслужить своей работой. Мне кажется, что лиепайчане вообще с прохладцей относятся к новому опыту. Когда появился спрос на «альтернативную» школу малышей, я начала заниматься только с двумя группами. Работая с родителями и детьми, заметила, как по ходу времени они меняются, раскрепощаются и завязывается дружба. Тогда я впервые поняла, как сильно положительные отзывы расширяют круг клиентов. Люди стали делиться опытом и передавать друг другу информацию. И это очень важно для молодого предпринимателя. В прошлом году в сентябре в школу малышей мы приняли сто новых участников. Я очень рада и довольна тем, что людям хотя бы немного может пригодиться то, что ты даешь им. Прекрасно наблюдать, как в семье улучшаются взаимоотношения или общение. Происходит саморазвитие и появляется вера в себя.

– У тебя нет педагогического образования. Разве оно не нужно в работе с детьми?

– Мои рабочие обязанности в основном непосредственно с детьми не связаны, в руководстве школой малышей тоже работа связана именно с родителями. Родители не менее важны в процессе развития ребенка, ведь они являются большим примером для него, поэтому каждому родителю очень важно осознавать то, как он общается, какие основы закладывает в формирование личности ребенка. Я могу также помочь понять технику ношения ребенка – кинестетический хендлинг, так как являюсь консультантом по ношению детей и уже имею большой опыт работы с малышами. И все-таки мне трудно воздерживаться от чтения педагогических книг и исследований или посещения курсов/лекций. Мне это интересно.

Для работы с детьми у нас имеется сильная, знающая и надежная команда, люди с соответствующим образованием и знаниями. В «Растем вместе» мы позволяем детям быть детьми. Они чувствуют себя счастливыми и полноценными уже из-за того, что они есть. Лично меня сейчас привлекает изучение психологии. Когда рабочий график станет свободнее, обязательно воспользуюсь такой возможностью.

– Чем отличаются нынешние мамы? Не окружают ли они детей гиперзаботой?

– У каждого поколения свои особенности. Есть три стиля воспитания: диктаторский, когда родитель устанавливает то, как  будет; авторитетный, когда родитель является авторитетом и создает надежную среду коммуникации, разрешая ребенку быть свободным. Третий стиль – подчинение, когда ребенок диктует все, а родитель потакает ему. По-моему, во все времена эти стили существовали и будут существовать.

Если говорить о гиперзаботе, то мне кажется, что социальные сети культивируют такое мнение. Это может быть одной из причин, почему раньше это было не так заметно, к тому же раньше были другие условия, нужно было сосредотачиваться на выживании. В социальных сетях наблюдается много сравнений. Каждый год во время ожидания малышей мамы создают много групп в Интернете, например, апрельские 2018 года, и там обсуждают: мой ребенок ползает, а твой ползает? Мой ребенок ест, а твой ест? Кто-то в этих сравнительных беседах больше волнуется, кто-то чувствует свое превосходство. Мы сами помещаем себя в такую среду, которая вызывает в нас тревогу. Мне понравилось сказанное одной мамой: после удаления приложения facebook.com я стала более хорошей мамой.

Однако, как однажды сказала одна из коллег, мамам необходимы другие мамы, потому что они между собой более откровенны и не притворяются, будто всегда все в порядке. Необходима сбалансированность. В нашу школу тоже приходят разные родители, разные мамы. Есть семьи, в которых чувствуется довольно открытое насилие над детьми. Есть гармоничные семьи, а есть такие, которые ребенку самому не разрешают практически ничего делать. Думаю, что так это будет еще очень долго. Дети, которые сейчас растут в более или менее насильственной среде, вероятнее всего, так будут воспитывать и своих детей.

– Раньше вы располагались в красивых помещениях возле Приморского парка. Почему перебрались в новые помещения?

– Нам требовалось больше места, больше света и больше пространства для вдохновения. На 120 квадратных метрах нам стало тесно. Увеличивалось количество занятий, численность участников групп, появлялись новые идеи для реализации. Теперь у меня есть и собственный кабинет. Возникает чувство, что я расту вместе с «Растем вместе». Когда все начиналось, я работала за маленьким кофейным столиком в общем помещении, а теперь у меня большой стол. Таким образом, этот кабинет обретает троекратную ценность, чем в том случае, если бы он был у меня сразу. Мы здесь чувствуем себя очень хорошо.  

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

ЛУИЗЕ МУЛЕНА

* Родилась в Лиепае.

* Младшая из двух сестер.

* Воспитывает четырехгодовалого сынишку Оливера Марка.

* Училась на менеджера культуры в ЛКК ЛАК и панирует изучать психологию.

* Мечтает однажды создать свободную школу в Лиепае.

* Консультант по ношению детей (обучение «SlingSmart» и «Rtageschule» в Великобритании).

* Создатель и руководитель центра семьи «Аугам копа».

* Выраженный эстет.

* С удовольствием выгуливает собак из приюта.

* Из разновидностей умиротворенного отдыха предпочитает чтение.

  • Комментарии (0)
  • 0
  • 0
  • 0
+ просмотреть все Осталось символов: 500

Добавить комментарий

Портал liepajniekiem.lv не несет ответственности за добавленные к статьям комментарии. Призываем соблюдать толерантность, рамки приличия и обходиться без грубости.

На портале запрещено размещать:
- Неэтичные, грубые комментарии, комментарии, которые предоставляют лживую информацию,
- Комментарии, которые противоречат законодательству ЛР,
- Комментарии, расистского характера и разжигающие этническую нетерпимость,
-Информацию коммерческого характера или любого рода рекламу и агитацию.

В случае несоблюдения правил, liepajniekiem.lv имеет право удалять комментарии, закрывать доступ к комментариям и сообщать правоохранительным органам.

Внимание!!!
Чтобы снизить возможности на портале манипулировать мнением и настроением комментаторов, комментарии, авторы которых участвуют в дискуссиях под разными никами, будут выделены серым цветом. Так как этот процесс технический, то возможны ситуации, при которых окрашенные комментарии могут быть не от одного автора, или же неокрашенные комментарии могло писать одно и то же лицо.

Люди

Saistītās ziņas

Pamanīji neatbilstošu saturu? Būsim pateicīgi, ka par to informēsi mūs!