Чтобы обеспечить удобное пользование порталом и улучшить функциональность, мы используем файлы cookie. Продолжив смотреть эту страницу, Вы соглашаетесь на сохранение файлов cookies в памяти вашего электронного устройства. Продолжить Больше информации

Пятница, 13. декабря

Именины: Lūcija, Veldze

Кружит по свету  (1)

Ключевые слова беседа | барткевич юрис

Актеры с годами становятся ироничнее, – считает ЮРИС БАРТКЕВИЧ. «Твоя личная жизнь проходит, а что в сухом остатке? Моменты, когда тебе что-то удается и публика носит тебя на руках», – признал он после сыгранного в Лиепае моноспектакля «Молниеносные мысли. Ирбите» о самобытном художнике Волдемаре Ирбе.

– Только что вы были Ирбите и уже опять Юрис? Насколько легко или трудно выйти из роли после спектакля, во время которого вы не уходили со цены?

– В этой профессии я работаю с 1970 года. Цифра просто ужасная, если подумать: 49 лет в театре. За это время чему-то научишься. Просто нужно помнить, что театр – это игра. Когда-то Ольгерт Кродерс говорил: нельзя настолько сливаться с образом, что невозможно выйти из него, ведь, сливаясь с кем-то другим, ты теряешь себя и сходишь с ума.

Об Ирбите не осталось никакой кинохроники, неизвестно, как он двигался, как поступал. Все это нужно представить. Имеются факты – бег босиком, огромная активность. Каждое утро он покупает газеты и потом отправляется на все мероприятия в Риге, ночью выступает о смысле жизни и пытается улучшить мир.

– Бывало ли у вас желание улучшить мир?

– Очень хороший вопрос. Актер – это профессия, в которой не многие зарабатывают на блестящие машины и тому подобное. Тем не менее, на вступительные экзамены слетаются как мошкара на свет! Огромный конкурс, все хотят где-то проявить себя. Будучи в комиссии, я прекрасно вижу насквозь, кто мог бы, а кто – нет. Тогда наступает как бы изменение будущего. Об этом пишут пьесы, как юношеский энтузиазм и максимализм, стремление к добру гонят тебя менять мир. После почти пятидесяти лет в театре немного боязно смотреть, что же ты оставил. Ты оставил хорошее послевкусие моментов. Люди тебя узнают на рынке (смеется).

В отношении молодых у меня есть один критерий. Какое послание ты хочешь нести своей жизнью в театре? Что ты в этом мире ненавидишь и что любишь? В одном из интервью я упоминал Ольгерта Кродерса в связи с жизненной философией – почему вообще стоит кружить по этому свету. Прививал ее своим примером, опытом.

– Что вас самого в молодости поманило к яркой лампочке театра?

– Я был неплохим учеником по многим предметам. Еще много лет после этого талсинские учителя упрекали, почему я не стал химиком. Мне очень нравилась поэзия. Поступление в Лиепайский педагогический институт было случайностью, потому что я шел в театральную студию. С поступлением в вуз отпала служба в армии.

Если у тебя что-то получается, то увлечение только усиливается. В театре жизнь очень пестрая, нет никакой рутины. Можешь только радоваться, что постоянно находишься в свежести, атмосфере вольномыслия, может, даже авантюризма.

– Что же все-таки случилось в прошлом пятнадцатилетней давности, когда вы ушли из руководства Лиепайского театра?

– Этот момент я вычеркнул из жизни. Возник такой кризис, что с уходом Кродерса и Юриса Рийниекса работать в другую сферу ушел и Херберт Лаукштейнс, больше не стало группы единомышленников. Если в театре ты с кем-то съел пуд соли, то, потеряв эту компанию, становишься беспомощным, не с кем обмениваться мыслями.

У нас стала стареть труппа. Обычно происходит так, что весь актерский курс никогда не приходит в то место, для которого его готовили. Возникло еще большее чувство пустоты. Если актеры иссякают, из Риги режиссера сюда не заманишь. Они приезжают тогда, когда здесь есть с кем работать. Что в этой связи можно сказать, чтобы кого-нибудь не обидеть…

– Каким сегодня видите Лиепайский театр?

– Я уже из Риги ездил в Клайпеду смотреть дипломные работы клайпедского курса. Был счастлив и завидовал Херберту, который к тому времени уже вернулся – за то, что вся труппа осталась здесь. Целая мощная труппа – единомышленники, которые все начинали с нуля. За эти годы в театре все радикально поменялось, произошло возрождение.

 Когда у нас в Лиепае бывали удачные спектакли, мы иногда доброжелательно иронизировали о рижских театрах по поводу того, что они поверхностно вникают в материал. В свою очередь, они говорили: вы ходите в лохмотьях, вам нечего надеть! Мы отвечали, что внешний блеск нас не интересует, для нас важнее энергетическая тяга.

Приход клайпедского курса для Лиепайского театра действительно был счастливым моментом. Теперь – один сплошной непрерывный подъем. Каждый год выдающиеся спектакли, которые находятся в лидерах театральных постановок.

Посмотрел мюзикл «В трясине. В огне». Могу только похвалить огромный талант Регнара Вайварса, каким образом и как личностно он поставил этот материал на сцене. Коллега Гирт Кестерис приезжал посмотреть «Женитьбу». Он мне сказал: я бы так не смог, не могу перестать удивляться этой партитуре движений. А время несется как на крыльях ветра, эта молодежь уже приближается к среднему поколению.

– В спектакле «В трясине» на сцене уже следующие молодые.

– Херберт и Дима Петренко их изредка привозят в Ригу. Видим, как стеснительно ходят по театру наши преобразователи будущего (смеется). Тем не менее, в постановке Регнара они совсем не похожи на желторотых. Посмотрим, что скажут наши профессиональные театральные критики, для которых существует только черное или белое.

– Доставалось от них?

– Любого актера боготворили, а потом опускали на землю. Иногда коллеги удивляются: как ты смог выбраться из той ямы? Это вполне нормальный процесс. Естественно, бывают переживания и депрессия в моменты неудач, не можешь понять, кто виноват. Умные актеры винят сами себя и стараются каким-то образом измениться. Тогда снова появляется надежда на прогресс.

– Что с необходимой энергетической тягой случилось в театре «Дайлес»? Вы тоже подписали письмо за уход с должности художественного руководителя Дж.Дж.Джиллинджера.

– Вопрос состоит в степени доверия художественного руководителя перед коллективом. (Дж.Дж.Джиллинджер 7 октября ушел с должности. – Л.К.) Руководителю ведь трудно поддерживать свежесть, у каждого творческого работника случаются творческие падения. Это не так однозначно – белое или черное. Актеры по своей сути хотят быть ужасно революционными. Имеются и свои корыстные интересы. Есть старое высказывание, что актеры – предательский народ. Так в Лиепайском театре сказал Андрей Мигла. Эмоционально непостоянные существа. Режиссеры тебя поднимали, формировали, давали роли, а потом наступает момент, когда ты говоришь режиссеру: послушай, тебе следовало бы смениться!

– Как вы от всего этого отдыхаете? По-прежнему ходите в море ловить треску?

– Мой тресковый капитан был на спектакле об Ирбите. Естественно, мы очень интересуемся, какой ветер в Лиепае, сколько баллов и как далеко можно выходить в море. Ради этого мероприятия я проделываю 230 километров, чтобы подняться на судно и час плыть от берега, чтобы в хорошей компании ловить треску.

– Говорят, что море опустело и оставшуюся треску не разрешают ловить.

– Не приходилось слышать, чтобы удильщикам не разрешали ловить треску. Ограничения относятся к тралам. По количеству были такие же уловы, как в Норвегии. Мои товарищи по рыбалке Айвар Албужс и Андрис Пуенс меня всегда зовут и ждут, когда мы опять пойдем в море.

– Что еще доставляет вам радость?

– В своей возрастной группе в театре «Дайлес» мы с Петерисом Лиепиньшем остались единственными. Драматурги для нас пишут меньше, тем не менее, в прошлом сезоне у меня было пять спектаклей, в двух из которых я играл главные роли. В конце сезона по статистике получилось, что я был третьим самым занятым актером в огромном театре. Большую радость доставляют также второстепенные роли и случаи, когда молодые люди приходят ко мне, чтобы я посмотрел, как они делают. Чувствую себя нужным, и это чрезвычайно много.

– Творческий дух вы передали двум из трех дочерей. Приезжали к Байбе на Лиепайский форум искусства.

– Восхищаюсь ее позитивностью, энергией и эрудицией. Для концертного зала она – самый подходящий человек, находка. Для искусства очень важно то, что ты не ходишь удрученным и угрюмым. Я рад, что дочери сияют. От меня им передался перфекционизм. Лиене нужно все до последнего на таком уровне, как ей хочется. Радует, что она за костюмы для фильма «Хомо новус» получили приз «Большой Кристап». Инга работает в Брюсселе, занимается переводами латвийских документов и воспитывает двух сорванцов.

– Сколько у вас всего сорванцов – внуков?

– Два в Брюсселе, один из Брюсселя перебрался сюда, четвертый в Риге, а недавно родился пятый внук.

– Учите ли их рыбалке?

– Стараюсь всех подсадить на крючок. Брюссельцы – больше асфальтовые дети, но в этом году немного времени провели в лесу и возле водоемов. Когда вернулись обратно на мостовую, сказали маме, что в следующем году снова хотят так, как было у дедушки. Именно они станут тем, что останется перед вечностью.

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

ЮРИС БАРТКЕВИЧ

* Родился 24 августа 1950 года в Талси.

* Окончил Лиепайскую театральную студию, в театре начал работать в 1970 году.

* В 1972 году окончил факультет латышского языка и литературы Лиепайского педагогического института.

* Был художественным руководителем и директором Лиепайского театра, педагогом актерского искусства.

* Переехал в Ригу в 2004 году, работает в театре «Дайлес».

* Дочери: Байба – художественный руководитель концертного зала "Лиелайс дзинтарс", Лиене – художник по костюмам, Инта – переводчик.

* Дедушка пяти внуков.

* Супруга – Байба Рубеса.

* Хобби – азартный рыболов.

  • Комментарии (1)
  • 0
  • 0
  • 0
+ просмотреть все Осталось символов: 500

Добавить комментарий

Портал liepajniekiem.lv не несет ответственности за добавленные к статьям комментарии. Призываем соблюдать толерантность, рамки приличия и обходиться без грубости.

На портале запрещено размещать:
- Неэтичные, грубые комментарии, комментарии, которые предоставляют лживую информацию,
- Комментарии, которые противоречат законодательству ЛР,
- Комментарии, расистского характера и разжигающие этническую нетерпимость,
-Информацию коммерческого характера или любого рода рекламу и агитацию.

В случае несоблюдения правил, liepajniekiem.lv имеет право удалять комментарии, закрывать доступ к комментариям и сообщать правоохранительным органам.

Внимание!!!
Чтобы снизить возможности на портале манипулировать мнением и настроением комментаторов, комментарии, авторы которых участвуют в дискуссиях под разными никами, будут выделены серым цветом. Так как этот процесс технический, то возможны ситуации, при которых окрашенные комментарии могут быть не от одного автора, или же неокрашенные комментарии могло писать одно и то же лицо.

Люди

Saistītās ziņas

Pamanīji neatbilstošu saturu? Būsim pateicīgi, ka par to informēsi mūs!