Чтобы обеспечить удобное пользование порталом и улучшить функциональность, мы используем файлы cookie. Продолжив смотреть эту страницу, Вы соглашаетесь на сохранение файлов cookies в памяти вашего электронного устройства. Продолжить Больше информации

Понедельник, 11. ноября

Именины: Nellija, Ojārs, Rainers

Наконец-то – дома

Ключевые слова интервью

До того как стать лиепайчанкой, мамой и приемной мамой в семье с пятью детьми, ГУНА ЭГЛИТЕ жила и в Пакистане, и в Греции, и в Японии, и в Китае. Но без Латвии она не могла жить, это можно было почувствовать уже по тому, как Гуна познакомила со своей семьей.

– Моя мама работала учительницей биологии в Рое, всецело посвятила себя тому, чтобы дети полюбили природу. Отец был капитаном в рыболовецком колхозе «Банга». Он погиб, когда мне было всего лишь три года. В семье нас было трое детей. Брат на 15 лет старше меня, сестра – на семь лет старше, и я. Каждый из нас был личностью.

Брат какое-то время жил в США. Но по письмам я все больше понимаю, что он тоскует по дому. Сестра вот уже много лет живет в Англии, она счастлива и не скучает ни по нашим праздникам песни, ни по латышской среде. Она не думает возвращаться. В свою очередь, я вернулась лишь потому, что не могла без Латвии, без нашей культуры. Мой первый муж был британским дипломатом. Дома мы разговаривали на английском, но сказки дочери я читала только на латышском языке.

Потом моя мама вышла замуж второй раз. Мы жили посреди леса у озера Валгумс. Моими друзьями были деревья. По сей день я не могу жить без природы. Мы жили в 11 километрах от школы. Иногда приходилось пешком идти туда и обратно, если не было транспорта. Я окончила Тукумскую гимназию им.Райниса, поступила в вуз. Мне пришлось за себя бороться, поскольку не было никого, кто мог бы оплачивать учебу. Я работала на трех-четырех работах, где только могла, чтобы осуществить свою цель.

– А какой была ваша цель?

– Как можно быстрее стать самостоятельной, способной помочь маме в финансовом отношении. Я изучала экономику, моей специальностью были учет и аудит. Несмотря на всю свою занятость, я решила последние два года учебы закончить за один год. Моим первым настоящим местом работы была одна из пяти крупнейших в мире аудиторских компаний «Pricewaterhouse Coopers». Я сходила туда на первое интервью и поняла, что со знаниями английского языка на уровне средней школы ничего не могу понять. После работы вечерами я стала посещать интенсивные курсы английского языка. Через год снова увидела то же объявление, и получила это место. Следующий поворот – я стала работать в посольстве Великобритании в Риге главным бухгалтером. Я оказалась совершенно в иной среде – среде дипломатов. Каждая среда нас преобразует. На работе я познакомилась с первым мужем. Первой страной, в которую муж получил назначение после Латвии, был Пакистан.

Можете себе представить, мне было примерно 25 лет. Девушка, которая привыкла сама ездить на природу, для которой очень важны были независимость, культура, без Нового Рижского театра, балета или оперы я свою жизнь не могла себе представить. Здесь я оказалась на огражденной территории площадью примерно в пять гектаров. Там было все – красивый дом, можно было играть в сквош, чудесный бассейн, ресторан суши, проводились разные мероприятия. В течение месяца или двух – это здорово. Но как долго? Ты не можешь так просто выйти и прогуляться за забором, поскольку всегда нужно брать с собой телохранителя.

– Было ли это для вас строгим требованием безопасности в посольстве?

– Да, и я убедилась, что это не зря, поскольку белая женщина в Пакистане является чем-то необычным. По пятницам, когда шла молитва, мы вообще никуда не могли выйти. Если куда-то отправлялись на автомашине, всегда нужно было убедиться, не заложена ли внизу бомба. Да – это было похоже на тюрьму-люкс. Посольство Великобритании в Исламабаде считалось Верховной комиссией Великобритании в Пакистане. Я была заведующей резиденции руководителя комиссии. Можете себе представить, если белая женщина должна руководить десятью мусульманскими мужчинами – это противоречит их культуре. Резиденция заодно является местом жительства посла, а также местом, где он принимает гостей с визитами, где проводятся мероприятия посольства. Будни связаны с организацией визитов особо важных персон, а также принятием других политиков. Это означает, что вместе со службой безопасности нужно проверять, не установил ли кто-либо подслушивающее устройство или тому подобное. В резиденции посол представляет свою страну, ведет дипломатические переговоры, принимает гостей.

– Как долго вы жили в Пакистане?

– Я смогла выдержать лишь неполный год. Для меня местная культура была просто ошеломляющей. В этой стране я увидела большую жестокость по отношению к детям, женщинам. Я поняла, что не могу жить вопреки своим основным ценностям – для меня это Бог, муж, дети, работа.

Мой муж остался там, поскольку у него был договор, который нельзя разрывать. Я вернулась в Латвию. Мой бывший начальник в «Pricewaterhouse Coopers» Нил Мелнгайлис стал работать в «Латтелекоме» председателем правления и меня пригласил заведующей бюро. Это был великолепный опыт работы. Он  многому меня научил, в некотором роде также мотивировал меня следовать тем путем, которым я шла восемь лет – это менеджмент персонала.

Я ушла в декретный отпуск, следующим назначением мужа была Греция, там у меня родилась дочь Мария Фибе Море. В Греции, будучи активным человеком, я нашла других мам, которые были не местными, с детьми. Я организовала группы мам у себя дома. У меня и теперь остались друзья с тех пор. Мне нравилась их искренность. Я немного разговаривала также по-гречески. На греческом «не» означает «да», а «да» – «охи». Не обошлось и без курьезов. Мама приехала ко мне в гости, и я попросила ее сварить борщ. На рынке, покупая продукты, продавец у нее спросил – еще? А она отвечает: не, не! И он ей добавляет еще и еще.

После Греции мы отправились в Японию. О Токио у меня чудесные воспоминания. Мне очень нравилась культура, отношение людей друг к другу, вежливость. Мы жили в двухэтажном доме. Когда мы поселились, каждый сосед пришел с поджаренным в меду сладким картофелем. С большим уважением. Мысль такая – поскольку там часто бывают землетрясения, соседей нужно знать. Может быть, ты кого-то спасешь, или он спасет твоего ребенка, если что-то случится.

– Жизненная ситуация заставляет быть дружелюбными.

– Да. Также культура. Например, там в общественном транспорте не принято пользоваться мобильным телефоном. Это считается неприличным, поскольку твоя личная жизнь является твоей и не нужно ею обременять другого. В Токио я работала в посольстве, в департаменте бухгалтерского учета.

Следующим назначением мужа был Китай. Я смотрела на ужасный смог, и именно в Пекине меня осенило – мы этот мир, который дал нам Господь, очень испортили! Там я увидела в людях как бы безнадежность, они ходили как роботы, как показывают в некоторых фильмах. Личные границы не соблюдаются. И тогда я сказала – все, я еду домой! Для мужа карьера дипломата была очень важна. У нас очень хорошие отношения, он все еще является моим лучшим другом, у нас большая душевная близость. Дочери я говорю – как бы жизнь ни сложилась, но уважай отца своего ребенка.

В Латвии бывшая моя коллега пригласила меня на работу в своем предприятии «Эйроперсоналс». Я стала работать у Арты Бирумы руководителем проектов развития персонала. В бухгалтерском деле мне нравится то, что я все могу разложить по полочкам. А то, что дает мне мотивацию и является уже моим хобби – это менеджмент персонала.

– Чем вам приходилось заниматься, работая в этой должности?

– Консультировать руководителей персонала на предприятиях – проводить оценку, связанные с удовлетворенностью работников исследования, разные опросы, отборы. Иногда также приходить к выводу, что ничего нельзя сделать – требовать от интровертных людей того же, что и от экстравертных. Нужно было помогать своими знаниями в менеджменте персонала, насколько это можно. Я постоянно учусь. Книги – мое самое большое увлечение.

На предприятии «Эйроперсоналс» я познакомилась с нынешним мужем Улдисом Эглитисом. Он – лиепайчанин, Латвия для него – Лиепая. У него на предприятии два бюро – одно в Лиепае, одно в Риге, поэтому его дни разделены между обоими городами. Родился сын Роберт, которому уже четыре года. Когда Роберту было три месяца, мы переселились в Лиепаю. Начало было очень трудным. Все совпало одновременно. У свекрови было очень тяжелое онкологическое заболевание. У моего мужа были дети от прежних отношений, младшему в то время было три года. И еще в Гробине у мужа был хутор с садом, также кролики и овцы. В одно мгновение моя очень упорядоченная жизнь рижанки преобразовалась, я вдруг оказалась в Лиепае, стала мамой пятерых детей, одна ухаживала за больной свекровью и нянчила трехмесячного младенца. Мужа дома я почти не видела. Этот период дал мне огромную выдержку, когда нужно было стиснуть зубы и просто жить.

Позднее я присоединилась к мужу в фирме, занимающейся продажей медицинского оборудования «Ремедине». Стала членом правления, помогала руководить процессами менеджмента персонала, просматривала финансы. Всего в этой фирме восемь работников. Параллельно я продолжаю консультировать по вопросам менеджмента персонала.

В течение первых трех месяцев этого года я работала с клиентами, гуляла вдоль берега моря, много анализировала. Оценивала заново свою жизнь, людей. Теперь у меня снова большой поворот. Недавно я стала работать на предприятии «Лиепаяс папирс».

– Все пятеро детей растут в вашей общей семье?

– Когда муж приезжает, тогда и все дети вместе с нами. Большую часть свободного времени мы проводим вместе со всеми пятью детьми. Я должна заботиться о том, чтобы купить им всем одежду, отвести к парикмахеру, зубному врачу, заботиться о культуре, следить за учебой. По воскресеньям за ужином я прошу, чтобы каждый из них рассказал о трех хороших делах, которые дети хотят, чтобы они произошли на следующей неделе. Я делаю лучшее, что могу делать. Когда-то я думала об адоптации детей. У Господа очень хорошее чувство юмора – тебе уже 40 лет, и вот тебе на, есть дети, заботься о них!

Карлис, старший, уже сейчас знает, что хочет стать микрохирургом. Ему 16 лет. У него есть цель, я им очень горжусь. Он является очень большой опорой, если нужно присмотреть за Робертом. Они очень дружны! Есть еще Элизабете. У нее с Марией разница в полгода. Элизабете очень интровертная, Мария – очень экстравертная. У Элизабете также очень развито чувство ответственности. Роберту по возрасту ближе всех Янис, которому восемь лет, и они вместе играют. Я понимаю – дети это большой вызов, задача и суть моей жизни. Мой путь.

– У вас много работы – не потому ли, что нужны деньги для большой семьи, или это внутренняя необходимость непрерывно чем-то заниматься?

– Я не могу быть только домохозяйкой. Мне нравится готовить, заботиться о доме, но личный рост для меня также очень важен. И он связан с работой на предприятии, контактами с разными людьми.

– Такая жизнь требует большой отдачи. Откуда-то нужно черпать энергию, вдохновение. Что служит таким источником?

– Это любовь детей. Добрые слова коллег, когда кто-то благодарит. Доброе слово в ответ на доброе слово – это наш душевный обмен. У нас всего в этой жизни хватает, нам только не хватает времени. Нужно выкраивать время и для себя. Так я детям и говорю – ухожу на море, буду через час, и это мое время.

– А какие ваши три цели сейчас? 

– Моя большая мечта – помочь вырасти детям смелыми, здоровыми, уверенными в себе и любящими самих себя людьми. Я хочу, чтобы каждый из них осуществил свою мечту, хочу дождаться внуков. Вот уже четвертый год, как я в Лиепае. Недавно с дочерью мы ездили на балет в Ригу. Я стояла в парке Кронвалдса и поняла, что хочу домой! Хочу к своему морю, своему лесу! В тот момент я наконец-то поняла, что мой дом – в Лиепае. После скитаний я наконец-то обрела дом, хочу пустить корни здесь. 

  • Комментарии (0)
  • 0
  • 0
  • 0
+ просмотреть все Осталось символов: 500

Добавить комментарий

Портал liepajniekiem.lv не несет ответственности за добавленные к статьям комментарии. Призываем соблюдать толерантность, рамки приличия и обходиться без грубости.

На портале запрещено размещать:
- Неэтичные, грубые комментарии, комментарии, которые предоставляют лживую информацию,
- Комментарии, которые противоречат законодательству ЛР,
- Комментарии, расистского характера и разжигающие этническую нетерпимость,
-Информацию коммерческого характера или любого рода рекламу и агитацию.

В случае несоблюдения правил, liepajniekiem.lv имеет право удалять комментарии, закрывать доступ к комментариям и сообщать правоохранительным органам.

Внимание!!!
Чтобы снизить возможности на портале манипулировать мнением и настроением комментаторов, комментарии, авторы которых участвуют в дискуссиях под разными никами, будут выделены серым цветом. Так как этот процесс технический, то возможны ситуации, при которых окрашенные комментарии могут быть не от одного автора, или же неокрашенные комментарии могло писать одно и то же лицо.

Люди

Saistītās ziņas

Pamanīji neatbilstošu saturu? Būsim pateicīgi, ka par to informēsi mūs!