Чтобы обеспечить удобное пользование порталом и улучшить функциональность, мы используем файлы cookie. Продолжив смотреть эту страницу, Вы соглашаетесь на сохранение файлов cookies в памяти вашего электронного устройства. Продолжить Больше информации

Понедельник, 11. ноября

Именины: Nellija, Ojārs, Rainers

Вновь воскреснуть

Ключевые слова беседа

«Временами у меня такое впечатление, что судьба со мной развлекается, но я не сдаюсь. Как бы больно ни приходилось падать, нужно собраться духом, встать и идти дальше, ведь жизнь продолжается», – говорит лиепайчанка ЭЛАНА ЛИНДБЕРГА, которой пришлось пройти через суровые испытания.

– Удалось ли осуществить какую-то свою мечту?

– Да! В основном то, что хотела с самого детства – выучить английский и поехать в Америку. Я знала, что у нас там родственники, у которых дети моего возраста. Когда мои родители ездили к ним в гости, они привозили импортную одежду, жвачки, показывали фотографии Нью-Йорка. Конечно, я тоже хотела в Нью-Йорк! Это было стимулом учить английский язык, к тому же в школе мне повезло с учительницей. После окончания средней школы я отправилась учиться в Клайпеду – в тогдашний Литовский христианский колледж, созданный при поддержке США. Там, конечно, было и христианское учение, но главное, что меня интересовало, – основы предпринимательской деятельности, причем учеба велась на английском языке. Через год летом я уехала в Америку, чтобы работать няней.

– Какой была первая встреча со страной мечты?

– Ужасной! Я проработала три месяца в Нью-Джерси няней, и должна сказать, что столь распущенных детей мне в жизни не приходилось видеть. Одна девочка вытворяла такое, что, вернувшись домой, я подумала: никогда в жизни туда больше не поеду и их детей нянчить не буду! Но, как говорится, никогда не говори никогда!

И второй раз в Америку я попала, чтобы присматривать за детьми. До этого я в Лиепайской региональной больнице была переводчиком у американских хирургов, которые прибыли сюда, чтобы провести пластические операции детям с тяжелыми травмами. Они делали операции, наши стояли рядом и учились. Помню, как усердно я готовилась. В то время ведь не было планшетов, чтобы взять с собой и использовать. Я штудировала толстые словари английского языка, выискивая слова, которые могли бы пригодиться при операции следующего дня. В это время я подружилась с врачами и особенно с одной из американских медсестер, которая пригласила меня на лето присматривать за ее тремя детьми – двумя мальчиками и девочкой. Что поделаешь, пересекла еще раз океан и на сей раз не пожалела. Дети были чудесными, я проработала в штате Вашингтон целый год, так как позднее помогала старшему сыну, у которого были нарушения концентрации, готовить домашние задания. За это время я поступила в университет в Сиэтле, но потом совершила глупость. Очень захотелось домой, и срок визы тоже истекал, поэтому я приехала в Латвию. Все вроде бы было хорошо, были друзья, было место, где остановиться, но неожиданно мне отказали в визе. Кому-то, наверное, показалось, что я хочу остаться в Америке насовсем, но у меня не было такого намерения. Я хотела лишь закончить учебу, посмотреть на мир, а затем вернуться на родину, но мне запретили в течение еще ближайших двух лет претендовать на визу в Америку.

– Теперь вы снова могли бы?

– Да, но сейчас больше не хочу. Как я тогда, будучи молодой девушкой, обиделась! Месяц пролежала на кровати и плакала, ни с кем не разговаривала, переживала. Мне было всего 20 лет, казалось, что весь мир ополчился против меня.

­­– Вы, наверное, весьма эмоциональны?

– Я очень эмоциональна. Мой лейтмотив: все или ничего. Особенно так было в молодости. Но сколько можно печалиться? В Лиепае я нашла работу – сначала на судоремонтном заводе, затем на кофейной фабрике, где работала секретарем-делопроизводителем, пока меня не повысили и не назначили начальником отдела персонала.

И тут на горизонте в прямом смысле слова появился мой будущий муж Бриан, прибывший из Дании с первыми паромами, которые стали ходить в Лиепаю. С того момента моя жизнь резко изменилась.

– Как вы познакомились?

– В то время начались так называемые пляжные вечеринки, и на одной из них мы познакомились. С тех пор, как я приехала из Америки, в Лиепае не было почти никого, с кем можно было бы поговорить на английском. И тут внезапно на пляжной вечеринке я услышала рядом английскую речь. Мы разговорились, и оказалось, что это датчане, которые прибыли с ознакомительным визитом в Лиепайский порт. Бриан был заведующим паромной линией Карлсхамн – Лиепая компании «Scandlines». Мы познакомились, на следующий день он пригласил меня переводчиком на какой-то обед. Так родилась идея, что для датских и немецких туристов нужно организовать экскурсию по Лиепае, пока паром стоит в порту. Я стала работать гидом, разработала программу, как развлечь пассажиров парома в Лиепае. Организовала в сотрудничестве с фирмой «Ап саули» автобус, который нас возил, а сама с микрофоном в руках рассказывала о Лиепае. Вскоре в датской прессе появилось несколько статей о Лиепае и возможности ее посетить, туристов становилось все больше. Так началось наше сотрудничество. Мы с Брианом сотрудничали, сотрудничали, пока, в конце концов, не поженились.

– У вас не было мысли переселиться в Данию?

– Бриан приглашал меня, в то время, правда, он еще не был моим мужем. Уговаривал меня, но я долго сопротивлялась. Да, пересечь море, погостить, заглянуть в магазины, это все прекрасно. Мы ездили в гости к родителям Бриана, они жили в Эсбьерге, на берегу моря. Приняли меня очень хорошо, я им почему-то понравилась.

Но выйти замуж и переселиться в Данию? Нет, это меня не привлекало. На пароме было вполне элегантно, играла живая музыка, можно было кататься. И Бриану самому очень понравилась Лиепая, всем нашим датским друзьям она очень нравится, и они все еще приезжают в гости. Мы уже договорились о месте бракосочетания в Лиепае, когда внезапно о себе заявили дети. Бриан был очень счастлив, поскольку в прежних отношениях у него детей не было, и он думал, что вообще не будет. А тут сразу двойня! Девочки. Между прочим, пока я ходила с большим животом, организовала и открыла свое частное предприятие – учебный центр иностранных языков и бюро переводов «Baltic Business Projects», или BBP. Там мы начали преподавать разные языки, в то время большой спрос был на датский язык, поскольку в Лиепае развивался бизнес датских компаний.

В свою очередь, в семье с мужем я больше разговаривала на английском, он учил латышский язык, а дочери с отцом – на датском. Представляете себе – они обращаются к отцу на датском языке, поворачиваются ко мне – сразу же переходят на латышский. Мы были счастливой семьей, к сожалению, наше счастье было недолгим…

– Что произошло?

– У мужа начались проблемы со здоровьем – на работе большой стресс, большая ответственность, сам он был заядлым курильщиком. Я чувствовала, что дела плохи, пыталась уговорить его провериться, но мужчин ведь не уговорить сходить к врачу. Когда стало совсем плохо, тогда врач (не буду называть имя) грубо сказала, что он не жилец, и ушла, хлопнув дверью. Датские друзья организовали для мужа вертолет, и его перевезли в больницу в Копенгаген. Я наняла для детей няню, сама полетела с мужем. В больнице ему сразу же сделали операцию, ампутировали обе ноги, но он впал в кому, от которой уже не проснулся. Полтора месяца я просидела рядом с ним в палате в надежде, что он очнется. Поговорить было не с кем, поскольку больница находится еще дальше за городом, чем у нас в Лиепае, и друзья там живут по крайней мере в двух часах езды. Изредка кто-то приезжал, но в основном я была одна в чужой стране рядом с человеком в коме, в то время как дети были в Лиепае. Каждый день я сидела, плакала, в голову лезли всякие мысли.

Бриан умер за два дня до дня рождения дочек. Было такое ощущение, будто он отпустил меня к детям. Я поспешила к дочуркам, которым исполнилось семь лет. Нельзя было падать духом, я была им нужна. Еще пришлось организовать похороны в Дании, затем продать дом в Вентспилсе, который мы купили, когда паром «Scandlines» перешел в этот город. Организация похорон, перелеты, медицинские услуги – все это требовало денег, к счастью, у мужа была страховка, и это помогло покрыть расходы.

Проект ВВР я закрыла – поняла, что не потяну его с двумя маленькими детьми. Мне было очень жаль, но теперь понимаю, что приняла правильное решение. Переводами я могу заниматься и так, без своей фирмы. Мы вернулись в Лиепаю, где у меня красивая квартира на улице Клайпедас, девочки должны были вот-вот пойти в школу, казалось, что все наладится и нужно продолжать жить. Но тут приехали сестры Бриана проведать, как у нас тут дела, и кто бы мог подумать, что мои беды еще не закончились.

– Были разногласия с родными?

– Нет, беда подкралась с другой стороны. Сестры Бриана прилетели на самолете, погостили, затем мы на машине повезли их в аэропорт в Палангу, чтобы они оттуда могли вернуться в Данию. На прощание выпили шампанского, поэтому я сама за руль не села, а попросила хорошего знакомого, таксиста, чтобы он нас за плату отвез и привез. На обратном пути я вдруг услышала, как шофер выругался, и увидела, что в лобовое стекло моего джипа летит человек. До сих пор вижу это зрелище, раскинутые руки, слышу удар. Мы вышли из машины, вокруг непроглядная тьма, на небе огромная призрачная луна, из-под капота поднимается белый пар, а человека нет, на дороге валяется лишь одна туфля. Затем мы нашли его, отброшенного в лес, поскольку удар был ужасным. Ты понимаешь, что мы убили человека, причем в Литве, в чужой стране. Машина вдребезги. В тот момент мне казалось, что земля еще раз разверзлась…

И тут произошло неожиданное. Несколько машин, проехавших мимо, повернули обратно, остановились рядом с нами, люди давали свои номера телефонов и говорили: «У вас будут неприятности, будет суд, но звоните нам, мы приедем в суд и дадим показания. Этот самоубийца бросался и на наши машины, только нам удалось увернуться. Мы дадим показания, что вы невиновны».

Снова пришлось преодолеть эмоциональный удар, распрямить спину, накрасить губы и отправиться на суд в Литву. И действительно, все эти люди явились в суд, дали показания, и нас полностью оправдали.

– Где вы черпаете силы, чтобы отправиться после таких ударов судьбы?

– Не знаю, как-то нужно собраться. Но без последствий ведь ничего не проходит. Беда с мужем, долгие мытарства в больнице, похороны, продажа дома, ликвидация своего бизнеса и еще как точка над i – этот литовский самоубийца. Это было эмоциональным безумием. Поэтому неудивительно, что после всех этих ужасов и бед я однажды утром проснулась, открыла глаза и поняла, что не могу пошевелиться, не могу встать с постели, не могу ходить. Это такая паника! Ты лежишь в своей комнате на улице Клайпедас и не понимаешь, что происходит, что делать. Никого рядом нет. Как-то добралась до телефона, позвонила маминой сестре, та вызвала врача. И снова приехала тот же врач, которая до этого «списала» Бриана. Она ко мне даже не прикоснулась. У меня текут слезы, я переживаю смертельный страх и слышу, как она говорит, что здесь ничем не поможешь, что нужно детей отдавать на усыновление в Англию, где уже долгие годы живет моя сестра. Я еще раз слышу тот же приговор, который был вынесен моему покойному мужу. Но дети еще малы, им нужна мать!

К счастью, родные добились, чтобы я за плату мола отправиться на реабилитацию в Вайвари. У меня еще было немного денег, оставшихся от страховки мужа, поэтому получилась серьезная программа реабилитации. Диагноз – проблемы со здоровьем у меня начались на нервной почве. Честь и хвала врачам из Вайвари, там меня поставили на ноги! Золотые люди, чудесные специалисты. Могу сказать лишь наилучшее, но это обошлось недешево.

Когда я вернулась, нужно было оформить группу инвалидности. Постепенно стала жить заново. У меня небольшая пенсия, но и это хорошо. Я снова стала давать частные уроки языка, заниматься переводами. Большую нагрузку еще не могу выдержать.

– Какой вы видите свою жизнь в дальнейшем?

– Я очень рада, что меня пригласили в городскую думу заниматься переводами, недавно переводила, когда в думе была встреча с послом Канады. Там я впервые познакомилась с нашим новым мэром. Надеюсь, что сотрудничество продолжится.

Сейчас готовлюсь к свадьбе, которая будет этим летом. Собираюсь второй раз замуж. Встретила чудесного человека. А девочки – Селина и Даниэлла – по документам считаются датчанками, они все еще говорят на датском языке. В школе, когда не хотят, чтобы их понимали, между собой разговаривают по-датски. Младшая дочь еще не думает о будущем, а на две минуты старшая дочь уже решила, что поедет учиться в Данию. Для них, как для граждан Дании, возможно, учеба в университете там будет бесплатной. Но время покажет.

Визитная карточка

Элана Линдберга

/ Родилась в 1977 году в Лиепае.

/ Училась в Лиепайской 6-й средней школе.

/ На английском языке освоила менеджмент бизнеса в Литовском христианском колледже в Клайпеде.

/ Обрела опыт, работая няней в Америке.

/ Училась в Рижской высшей школе педагогики и управления образованием на факультете менеджмента бизнеса и экономики.

/ Работала на Лиепайском судоремонтном заводе, затем на Лиепайской кофейной фабрике секретарем-делопроизводителем, начальником отдела персонала.

/ Создала свое бюро изучения языков и переводов ВВР, которое закрыла по семейным обстоятельствам.

/ Была замужем за гражданином Дании Брианом Линдбергом. Теперь вдова. Собирается второй раз замуж.

 

/ Мать близнецов Селины и Даниэллы.

  • Комментарии (0)
  • 0
  • 0
  • 0
+ просмотреть все Осталось символов: 500

Добавить комментарий

Портал liepajniekiem.lv не несет ответственности за добавленные к статьям комментарии. Призываем соблюдать толерантность, рамки приличия и обходиться без грубости.

На портале запрещено размещать:
- Неэтичные, грубые комментарии, комментарии, которые предоставляют лживую информацию,
- Комментарии, которые противоречат законодательству ЛР,
- Комментарии, расистского характера и разжигающие этническую нетерпимость,
-Информацию коммерческого характера или любого рода рекламу и агитацию.

В случае несоблюдения правил, liepajniekiem.lv имеет право удалять комментарии, закрывать доступ к комментариям и сообщать правоохранительным органам.

Внимание!!!
Чтобы снизить возможности на портале манипулировать мнением и настроением комментаторов, комментарии, авторы которых участвуют в дискуссиях под разными никами, будут выделены серым цветом. Так как этот процесс технический, то возможны ситуации, при которых окрашенные комментарии могут быть не от одного автора, или же неокрашенные комментарии могло писать одно и то же лицо.

Люди

Saistītās ziņas

Pamanīji neatbilstošu saturu? Būsim pateicīgi, ka par to informēsi mūs!